mail@texterra.ru
Заказать звонок
Заказать услугу
Позвонить: 8 (800) 775-16-41
Заказать звонок

«Нам остается только молиться»: откровенное интервью с артистами и музыкантами, которые остались без работы

«Нам остается только молиться»: откровенное интервью с артистами и музыкантами, которые остались без работы Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

Как эвент-сфера справляется с ситуацией, когда аудитории нельзя ходить на концерты, лекции или мероприятия? TexTerra решила поговорить с музыкантами и продюсерами о текущей ситуации с карантином. Как проходит самоизоляция, чем они сейчас занимаются и есть ли вообще смысл артистам выходить в онлайн? Пять человек из индустрии расскажут свои истории и поделятся мыслями.

Респонденты

Антон Пронин

Продюсер. Работает с «Нигатив», PIZZA, МОХИТО и другими известными музыкантами и блогерами.

Виктор Радзиевский

Владелец международного концертного агентства джазовой музыки VR Jazz Agency.

Ольга Галактионова

Продюсер театрального проекта «Заячий стон» и генеральный директор компании «Галактика», которая занимается постановками спектаклей.

Сергей Головня

Саксофонист, пианист, композитор. Арт-директор международного джазового фестиваля "Koktebel Jazz Party.

Никита Быков

Создатель, продюсер и гитарист группы My Baby's Blues Band.

Чем вы сейчас занимаетесь, соблюдаете ли режим самоизоляции и как себя чувствуете?

Антон Пронин, продюсер и концертный директор:

– Я с семьей нахожусь за городом в Новой Москве на даче. Чувствую себя в этом режиме достаточно спокойно и уверенно. Соблюдать режим нам не сложно в небольшом поселке: есть возможность выйти на свежий воздух, не контактируя с посторонними людьми. Утром я позволяю себе совершать пробежки, занимаюсь на велостанке. С сыном часто упражняемся на турнике, всей семьей любим устраивать турниры в настольный теннис.

Виктор Радзиевский, продюсер, владелец международного концертного агентства:

– Скажу без утайки: чувствую себя плохо. Наверное, в последний раз я бы не отказался от такой самоизоляции, когда внезапно заболевал в школе. Было целых полторы-две недели внеплановых каникул: можно играть в компьютерные игры и смотреть кассеты на «видаке» – наслаждайся! Идиллия.

И вот по прошествии дней пяти такой «идиллии», ты уже не знаешь, чем себя развлечь. Рад вернуться даже к учебе, ведь скучно и одиноко без друзей, да и в школе объявили дискотеку, а тебе нельзя. И вот таким образом, вторая неделя дома превращается в пытку и каждодневное ожидание.

Во взрослой жизни все то же самое, только карантин уже почти месяц, и за сидение дома, к сожалению, никто не заплатит.

В довесок ко всему, моя девушка итальянка и живет в Риме. Я не видел ее уже больше месяца. Нам и до этого было не просто из-за расстояния, а сейчас нашу запланированную встречу и совместные гастроли пришлось отложить из-за отмены авиарейсов.

Каждый день, наравне с нашими новостями, включаю итальянские, становлюсь белым, как мел, замирает сердце. Дрожащими руками беру телефон и звоню. Болтаем часами, никто не хочет класть трубку первым. Не знаю, что бы мы с ней делали, если бы не WhatsApp и Skype. Она мне сказала на днях, что до 31 декабря все концерты в Италии отменены. Все мои итальянские друзья-музыканты уже попросту начинают молиться.

Ольга Галактионова, продюсер театрального проекта «Заячий стон»:

– Появилось время на физкультуру, столько не занималась ни в одном спортзале. Смотрю сериалы, кино. Времени катастрофически ни на что не хватает! Стыдно признаться, но от самоизоляции получаю удовольствие. Такая пауза, наверное, была нужна.

Сергей Головня, джазовый саксофонист, пианист, композитор:

– Отхожу от суеты. Занимаюсь тем, что навожу порядок во внутреннем мире: самое время этим заняться. И, конечно, занимаюсь всем, чем обычно занимаются дома. Саксофон беру в руки каждый день (без «сурдины», эх, бедные соседи), чтобы не потерять форму.

Никита Быков, продюсер и гитарист:

– Сейчас я привел в порядок все авторские песни, довел до конца все задумки и аранжировки. Режим соблюдаю, понимаю всю необходимость этого, да и нарушать незачем – некуда ходить, нет концертов, репетиций, записи. Думаю, это хорошее время, чтобы освоить что-то новое для себя.

Как отразилась ситуация с пандемией, самоизоляцией на концертной деятельности? Чем занимаются артисты?

Антон Пронин, продюсер и концертный директор:

– Негативно. Концертная деятельность полностью остановлена, и непонятно на какой период. Изначально позитивный прогноз был май-июнь. Но по опыту других стран, могу сказать: закрытие массовых мероприятий может продлиться и до конца лета (и это при позитивном прогнозе).

Основная часть доходов у артистов – это концертная деятельность. Сейчас этого дохода лишились и артисты, и мы. Большая часть мероприятий перенесена на неопределенных срок.

Артисты в основном занимаются творчеством, пишут новые материалы – время к этому благодатно. Большую часть времени посвящают своим соцсетям, проводят прямые эфиры и общаются с аудиторией. Кроме этого, для востребованных артистов – это время отдыха и общения с детьми, многие рады, что могут провести время с семьей.

Виктор Радзиевский, продюсер и владелец международного концертного агентства джазовой музыки:

– Ситуацию для музыкантов на сегодняшний день можно назвать критической как в России, так и за рубежом.

Никакая работа, кроме преподавательской, в онлайне невозможна. У большинства музыкантов, конечно же, семьи, часто бывает, двое и больше детей. Им приходится брать в долг, потрошить кредитные карты, жить на пенсию своих родителей... Никаких альтернатив и никаких возможностей для заработка нет.

Горе-оптимисты могут рассказать вам про онлайн-концерты «за донаты», но заниматься этим по факту может мизерное количество человек, и деньги, которые с этого они получают, не могут прокормить даже одного человека. Кто будет донатить, если все сидят без денег?! Конечно, мы не берем в расчет артистов известных – эстрадных, я говорю про всех остальных, которых абсолютное большинство.

Ольга Галактионова, продюсер театрального проекта «Заячий стон»:

– Для нашей отрасли вся ситуация с пандемией и вытекающими карантинными мерами стала серьезным и тяжелым испытанием. Артисты по большей части сидят без работы, многие впадают в депрессию. Помимо всего прочего, никто не знает, когда все закончится и появится возможность вернуться к работе. К счастью, наш коллектив не впал в отчаяние, а напротив, активно реализует свои идеи в сети. Но, конечно, очень хочется вернуться на сцену к живой энергии зрительного зала.

Сергей Головня, джазовый саксофонист, пианист, композитор:

– Вся концертная деятельность перешла в онлайн-режим, соответственно, весь концертный бизнес который был – накрылся. Надеюсь временно.

Часть артистов занимается онлайн-трансляциями. Часть уехала из Москвы, проводит время с семьями, отдыхают от своей профессиональной деятельности, занимаются чем-то другим и открывают в себе новые возможности. Слава богу никто не заболел, из тех кого я знаю – все живы-здоровы.

Никита Быков, продюсер и гитарист:

– Насчет музыки: все накрылось медным тазом, и это не кончится даже в мае. Весь бизнес индустрии развлечений сильно ушел под землю, и денег там не будет до Нового года.

Думаю, сейчас самое время, чтобы освоить новые профессии. На ближайший год музыка будет только как хобби, и точно не станет основным способом заработка. Если даже решится вопрос с мероприятиями, то у людей просто не будет денег на развлечение.

Тяжелее всего будет музыкантам, кто зарабатывал только музыкой, для них пандемия – катастрофа. Многие сидят на месте и надеются, что вот-вот и все закончится. Но это ошибочная позиция: сейчас выживают не сильные и ловкие, а те кто быстро приспосабливаются.

Занимаетесь ли вы продвижением? На что делаете ставку в текущей ситуации?

Антон Пронин, продюсер и концертный директор:

– Продвигаемся. Несмотря на то что в оффлайне мы изолированы, существует онлайн. Ставка идет на более активное взаимодействие с аудиторией в соцсетях.

Если ранее это было до двух публикаций в неделю, то сейчас это количество сильно увеличилось. Много сториз, прямых эфиров – я этому очень рад, т. к. это позволяет слушателям отвлечься от негативной информации и хоть как-то пообщаться с артистами.

Еще одна важная сфера: организация онлайн-концертов. 20 апреля у меня состоялся первый опыт – эфир группы «Нигатив» на ютуб-канале. Еще не подвели итогов, посмотрим на результат и, если все хорошо сложится, будем эту практику продолжать.

Виктор Радзиевский, продюсер и владелец международного концертного агентства джазовой музыки:

– Моя работа, как продюсера, на 100 % зависит от моих музыкантов, фестивалей и проектов, которые я организую с их участием. К сожалению, мне нечего им предложить.

Есть варианты с разными онлайн-флэшмобами и прочими медиа-проектами, но это эпизодические истории, которые на ситуацию в целом влияют мало. Я, как и музыканты, просто жду развития событий и распределяю ресурсы.

Букингом площадок для будущих концертов тоже заниматься практически невозможно, потому что все учреждения культуры – филармонии, театры и прочие залы – находятся в таком же подвешенном состоянии и не знают, что будет завтра.

Ольга Галактионова, продюсер театрального проекта «Заячий стон»:

– Я по большей части занимаюсь театральными, а не музыкальными проектами. Очевидно, что сейчас мы вынуждены найти новый жанр и формат взаимодействия со зрителем, который будет актуален. На первый взгляд, конечно, поле для реализации – это интернет. Но конкуренция велика, важно найти свой уникальный жанр – работы предстоит непочатый край.

Сергей Головня, джазовый саксофонист, пианист, композитор:

– В таких условиях продвигаться еще не пробовал. А так делаю ставку на светлое будущее, где будет возможно помогать талантам, только не в онлайне, а реально, лицом к лицу. «Терпеливый побеждает!» – так говорила моя прабабушка.

Никита Быков, продюсер и гитарист:

– Готовлю идею для ведения блога, т. к. как им можно заниматься на удаленке. Еще есть идея базироваться на донатных сервисах типа «Патреон» – они англоязычные, в России не развиты, но в мире востребованы. Думаю, там есть будущее, будем развиваться.

Когда режим самоизоляции закончится, изменится ли концертная деятельность, на ваш взгляд? Рынок вернется к прежнему состоянию?

Антон Пронин, продюсер и концертный директор:

– Во все времена люди хотели хлеба и зрелищ. В этом смысле, поход на концерт – то развлечение, которое было всегда востребовано. Живое общение отличается от онлайн-взаимодействия, люди за время карантина соскучатся по социальным контактам.

Скорее всего, рынок кардинально не изменится и вернется к прежнему состоянию. Но будут факторы, которые внесут свои коррективы. Если карантин и самоизоляция продлятся более 4-6 месяцев, то большинство концертных площадок обанкротятся, и будет сложнее организовать выступление.

Все это сильно отразится и на благосостоянии людей: покупательная способность сильно упадет. Я в шоубизе более 25 лет, видел кризис 1998 года, 2008 и 2014 года. Люди все равно будут ходить на концерты. Конечно, стоимость билетов будет другая, как и количество посещаемых мероприятий.

Если карантин не продлится год, то рынок не изменится. Зато будет своеобразная санация – слабейшие уйдут, а сильнейшие выживут. Это здорово оздоравливает ситуацию на рынке шоубиза.

Виктор Радзиевский, продюсер и владелец международного концертного агентства джазовой музыки:

– Мы, несомненно, двигаемся в сторону чрезвычайно сильного кризиса. Такого на памяти моего поколения миллениалов еще не было. Экономика целых стран, как, например, упомянутой мной Италии, уже лежит в руинах, про США лучше разговор даже не начинать, там мои знакомые музыканты попросту ищут новое место жительства. В России, видимо, все будет немного лучше, но как скоро пройдет пандемия, восстановятся цены на энергоресурсы, сколько продлится карантин, а также каков будет финальный ущерб?!

Все это имеет прямое отношение к искусству и сфере культуры, а также к тому, как скоро мы вернемся в концертные залы, клубы, рестораны, преподаванию в колледжах и музыкальных училищах.

Если это случится к осени, то, думаю, стоит ожидать повального увлечения музыкой и повышения интереса к культуре в целом. Ко всей и сразу. Люди будут готовы вернуться домой, разве чтобы поспать.

Это, несомненно, будет хорошая тенденция – желание жить одним днем, увидеть, услышать, попробовать все, узнать нечто новое. Уверен, что в барах будет не продохнуть, и музыканты будут играть день и ночь. Все как в шумных 1920-х, только без сухого закона, но, на всякий случай, в масках.

Помешать всему этому может, разве что, отсутствие денег и бюджетов, которые истощаются за время карантина. Поэтому, думаю, что основной интерес будет к бесплатным мероприятиям, а вот Большому театру, Крокус Сити Холлу и прочим большим и дорогим залам придется подождать месяцок-другой, пока народ не восстановят ежемесячный доход. Думаю, что многие люди уже пересмотрели свои ценности и сейчас согласились бы даже на концерт шансона, лишь бы не сидеть дома.

Ольга Галактионова, продюсер театрального проекта «Заячий стон»:

– Я думаю, что, когда режим самоизоляции закончится , изменится все. Мы «проснемся» в другом мире. Иллюзий по поводу рынка развлечений питать не приходится. Из нынешнего кризиса индустрия будет выходить не один год. Это надо понимать и принимать. И уже сейчас работать над новыми методами развития индустрии развлечений. Будет тяжело.

Сергей Головня, джазовый саксофонист, пианист, композитор:

– Я бы очень хотел, чтобы рынок изменился, чтобы был большой выбор хорошей, качественной музыки, и хотелось бы, чтобы каждый мог себе позволить купить билет на тот концерт, который он захочет посетить.

Я искренне верю, что после кризиса у людей начнут открываться глаза, и они захотят чего-то возвышенного, великого. Тогда и начнутся изменения в культурном уровне, люди начнут отличать одно от другого, то есть, студентов от мастеров. И вот задача мастеров предложить, и предлагать, и представлять на российском рынке хороший, классный, по-настоящему качественный продукт. А вообще, лучше внедрять!

Я в свою очередь верю и жду, что на рынке будет большой выбор интересной, хорошей музыки. Тогда и у музыкантов появится больше свободы и уверенности творить, создавать что-то великое, значимое и это будет востребовано на нашем российском рынке.

Никита Быков, продюсер и гитарист:

– Думаю, все вернется, это только вопрос времени. Скорее всего появятся онлайн-концерты, так что, было бы очень удобно, если была бы появилась платформа, на которой можно собираться для репетиций не выходя из дома.

Все на благо. Будет обновление: старые группы уйдут, появятся новые.

Чем займетесь после окончания режима самоизоляции?

Антон Пронин, продюсер и концертный директор:

– Лично я, запланирую даты своего ежегодного марафона. В начале осени хочу проехать на шоссейном велосипеде дистанцию 200 км. Пообщаюсь с родственников, съезжу на родину к маме.

Начну решать актуальные вопросы уже в новых условиях. Я ожидаю, что жизнь не будет такой как прежде, но пока кажется, что никаких глобальных изменений нет. Единственное, что в жизни стало больше онлайна, оффлайн стоит на тормозе, поэтому я сосредоточен на интернет-проектах. Наверное, после самоизоляции оффлайн начнет развиваться и я буду активно принимать участие в этом.

Артистам хуже – это творческие люди, им важно прямое взаимодействие с людьми. Концерты для них, это не только способ получения дохода – это и энергетически важное состовляющие жизни. Они скучают по концертам, они от них энергозависимы. Артисты ждут окончания чтобы активно окунуться в гастрольную деятельности. Им поднять настроение и улучшить эмоционально жизнь своих зрителей.

Виктор Радзиевский, продюсер и владелец международного концертного агентства джазовой музыки:

– В связи с произошедшим пришлось отменить столько потрясающих фестивалей и концертов. Так что моя идея фикс – восстановить проекты и провести все то, что было запланировано.

В первую очередь – мой фестиваль VR Jazz Fest, который должен был пройти 18 апреля, но я отменил его еще в конце марта, когда ситуация стала разворачиваться по плохому сценарию.

Тоже касается и резидентов моего VR Jazz Agency, всех артистов, с которыми мы работаем. Их хочется увидеть, а еще больше услышать живьем, с хорошим звуком и как можно быстрее.

Ольга Галактионова, продюсер театрального проекта «Заячий стон»:

– Первое, что сделаю: пойду в любимый ресторан с друзьями и мы обязательно обнимемся. Ну и, конечно, начнем составлять гастрольный график. К счастью у «Заячьего стона» даже в такое тяжелое время уже есть предложения. «Встретимся в 6 часов вечера после карантина (с)».

Никита Быков, продюсер и гитарист:

– Будущее слишком туманно. Я надеюсь, что вернемся к концертной деятельности. Все зависит от того, куда эта пандемия приведет, нужно ориентироваться в моменте.

Что с артистами? Хорошо никому не будет. Надеяться на хороший исход – это глупо, когда все катится в... Конечно, это когда-то остановится, но на данный момент – мы только в начале пути на дно.

Сергей Головня, джазовый саксофонист, пианист, композитор:

– Сначала я поймаю «чёрную простыню», летающую над городом, а потом прямиком на Таити, писать мемуары. И никаких артистов. «Покой, покой, и никаких волнений! И музыки, конечно, никакой».

От редакции: TexTerra желает музыкантам и артистам скорейшего возвращения на сцену, чтобы продолжать радовать зрителей своим творчеством. Да, время сейчас нелегкое, но как раз в такие периоды истории нам особенно нужна музыка и искусство.
#
Мнение
© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна. Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Хотите, сделаем для вас топовый канал на Дзен? Узнать подробности