Рассылка по интернет-маркетингу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Чего я боюсь в своей интернет-профессии и как преодолеваю страхи

11 декабря 2019 Владимир Лакодин
Время чтения: 15 минут Нет времени читать? Нет времени? 2 комментария
Отправим материал вам на:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Чего я боюсь в своей интернет-профессии и как преодолеваю страхи Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

Как предсказано святыми, всё висит на волоске.
Я гляжу на это дело в древнерусской тоске.
БГ

Объем российской интернет-экономики, по данным Минкомсвязи на октябрь 2019 года, достиг 5 триллионов рублей. А еще в прошлом году он составлял 3,9 триллиона. Не повод нервничать для тех, кто в ней занят, не правда ли? Денег должно хватить на всех. Но мы всё равно нервничаем.

«Цифра» слишком молода, а наше мышление слишком «старо» и полно мифов времен конной тяги и золотых червонцев. Где-то в глубине души мы ошибочно чувствуем, что интернет-экономика – это какой-то «пузырь» (мы же помним громкий крах доткомов). В ней как будто всё держится на соплях: она слишком нематериальна. «А что будет, если свет потухнет и сервера отключатся?» – эта детская мысль многим не дает покоя…

На самом деле свет, конечно, не потухнет. Электроэнергия – «инфраструктурная» штука; ее могут воровать, манипулировать с тарифами на нее, но прекратить подачу – нет. Потому что это стало бы катастрофой. За подачей следят серьезные дяди, за ними следят еще более серьезные мужи (уже с погонами), да и этих сторожей в свою очередь сторожат.

А насчет экономических «пузырей»… Россиян же не беспокоит тот факт, что деньги в банковской сфере – это тоже «циферки на серверах»? И что пачки с наличными в сейфах – это просто стопки относительно ценных бумаг с временно высокой ликвидностью, выпущенных неким «Банком России», который даже не государственный? И что покупательская способность родных рублей строится только на вере в них больших масс людей и больше ни на чем?

Если кому интересно, Банк России осуществляет свои функции «…независимо от федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов федерации и органов местного самоуправления».

А на бумажках, которые мы считаем деньгами, написано всего лишь «Билет Банка России». И абсолютно нигде не сказано, что государство к этому «билету» имеет какое-то отношение (потому что юридически не имеет).

Ты можешь в наименование банка вписать название любой страны. Но она не станет от этого ответственной за делишки банка

Если мы уж столь безоглядно верим в какие-то «билеты», то, казалось бы, чего страшиться за судьбу своих диджитал-профессий? Это нелогично. Тем более, что все в рунете растет и колосится, идут рейдерские захваты крупных проектов, хрустят чьи-то кости при переделах пакетов акций – жизнь кипит.

Однако мы все равно являемся носителями смутно ощущаемого невротического беспокойства. Это инерция мышления. Она преследует даже 20-летних, которые росли вместе с рунетом. Те, кто работает в «диджитале», подвержены определенному набору страхов. Давайте проанализируем наиболее типичные из них – скажем, для той группы специалистов, которые имеют дело с текстами, редактурой, контент-маркетингом, SMM, медиа и блогами. И найдем для каждого страха ментальные «противоядия».

Страх первый: нейросети оставят нас без работы

После очередной волны новостей о достижениях нейросетей в области написания текстов мне каждый раз становится несколько не по себе. Некоторые из современных проектов действительно впечатляют: например, предсказательная нейросеть семейства GPT-2, о которой мы недавно говорили в блоге «Текстерры». Она научилась создавать типичные водянистые статьи, свойственные перу более-менее грамотных людей, которые не являются профессионалами по работе с текстами.

На новостной сайт Monok.com, посты на котором полностью генерит искусственный интеллект, не скрою, смотреть страшновато – настолько это на первый взгляд похоже на «человеческое» новостное СМИ.

«Мы не просим соцпакет, не спим, не болеем, не рожаем. Вы еще не уволены? 5… 4… 3… 2… 1…»

Автоматизированная журналистика очень помогла нескольким крупным деловым изданиям, скажем, с созданием биржевых новостей. Дело в том, что публичные компании ежеквартально выпускают объемные отчеты. Ранее их анализировали люди и писали об этом специфические новости. Эти тексты могли существенно влиять на стоимость акций на бирже. Проблема была в следующем: журналисты ошибались, не могли охватить огромное количество отчетов, мучались на монотонной, рутинной работе.

Нейросети довольно удачно смогли заменить людей на этом направлении. Они по шаблонам создают новости об отчетах компаний быстро, без ошибок и гораздо дешевле, чем живые авторы.

Отсюда страх: поэтапно ИИ заберет себе все больше жанров и вытеснит из СМИ, корпоративных, отраслевых и деловых блогов нас: авторов, редакторов и, частично, рекламных копирайтеров. Потом же ИИ возьмется за SMM, и тут уже всем станет не до смеха.

Противоядие:

Если мы чуть углубимся даже в небольшое студенческое исследование лингвистических нейросетей на примере того же Monok.com, то увидим: неа, ИИ заменить людей не готов.

Цитата: «…Автоматизированная журналистика является концепцией, которая все еще находится в зачаточном состоянии… Телеком-компания Ericsson предсказывает, что разработка программного обеспечения будет играть все возрастающую роль в СМИ. Однако, вместо того чтобы заменить журналистов, эти системы будут использоваться в качестве инструментов в более сложных международных медиа…»

По сути, алгоритм от компании Semsomi, работающий на Monok.com, «тырит» новости из других источников, вычленяет факты, стилистически «усредняет» конкретную историю и на основе чужих текстов создает свой.

Сами разработчики говорят, что их продукт – это «…система очистки и кластеризации новостей. Она использует метаданные из «Википедии» и других источников, чтобы преобразовать набор из нескольких новостных статей в полноценный новостной пост.

Настроение поста оценивается с помощью комментариев в социальных сетях. Также они используются для ранжирования текстов по популярности и актуальности…»

По жанру «новости» всё с нейросетями понятно. Можно найти и больше примеров того, как страхи разбиваются о сугубую утилитарность и ограниченность существующих ИИ. Но более всего мою тревогу за свое место в мире диджитал-журналистики успокаивают даже не недостатки конкретных алгоритмов, а их фундаментальная неспособность имитировать человека.

Она связана с научной загадкой, которую принято называть «трудная проблема сознания». Ученые даже близко не могут объяснить, как у физико-биологической системы, которой является человек, возникает субъективный опыт. Как мозг порождает сознание и почему он это делает, науке неизвестно.

Соответственно, отсутствующее знание не может быть алгоритмизировано. Нейросети не в состоянии получать субъективный опыт, испытывать эмпатию, иметь чувство юмора и вкус. В связи с этим они неспособны даже на простой человеческий «сторителлинг».

Поясню на примере. Живет в моем полумиллионом провинциальном городке суровый мужчина Валера Харлей. Прозвище свое он получил за то, что одно время с увлечением создавал с нуля монструозные мотоциклы – чудовищно мощные и брутально красивые.

Теперь же увлекся Валера производством custom-автомобилей. Вот прямо сейчас, на основе кузова «Волги», он делает что-то совершенно потрясающее. Я лучше покажу:

Этот красавец будет иметь сдвоенные колеса и таскать не себе трейлер. Он хорош даже в виде «скелета»

Если бы мне пришлось сейчас писать историю о Валере, чтобы продать какому-либо профильному изданию, я знал бы, как ее рассказать: упомянуть о мотоциклах, разобранных до винтика прямо в комнате маленькой советской квартиры в панельном доме; о любви мастера к тяжелой музыке (когда-то он носил длинный черный хаер); о его страсти работать с металлом, понимать и продумывать физику создаваемых объектов; о том, что он сто раз бросал custom, но не может к нему не возвращаться; о том, что он уже дед, а все не угомонится; о том, что он такой один на пятьсот километров вокруг, в какую сторону ни посмотри…

Короче говоря, автор-человек способен из имеющегося материала собрать «нарратив», накачанный не только фактами, но и эмоциями, юмором, эстетикой и снабженный, черт побери, еще и каким-нибудь этическим концептом.

ИИ людям в этой сфере не конкурент.

Страх второй: новые поколения, выросшие с интернетом под подушкой, сметут нас – пришедших в «цифру» взрослыми

Якобы у нас – редакторов, авторов, маркетологов, SMMщиков – меняется аудитория. Они – которые на новенького – контент потребляют по-другому: у них фокус внимания – 3-8 секунд; они хотят в одном флаконе видео, игру, тест, подкаст и только лишь горсточку букв. Они придут и потребуют интерактивного визуального контента. Среди них же найдутся и его будущие авторы, а нас, угорающих по текстам, отправят на свалку.

Везде в профильных блогах так и бомбят: «короче, еще короче», «статья без видео – не статья», «пиши под голосовой поиск». Некоторые маркетологи вообще рассчитали, что текст должен по своей сложности соответствовать уровню понимания среднего девятиклассника и что это будет самый востребованный продукт.

«Буквы? Это такие крокозябры для страпёров?»

Противоядие:

Демография, товарищи. Не далее как в декабре 2019 года Google провел исследование онлайн-привычек россиян старше 50-ти. И они оказались ого-го в смысле потребления при помощи Сети. А мы с коллегами из «Текстерры» подсчитали, что только «бумеров», зависающих в интернете, в стране не меньше 17,5 миллионов человек.

Даже когда резвые «зэты» начнут формировать повестку дня в области потребления контента, миллионы 30–40-летних в это время будут плавно перетекать в «бумеры» со своими «старыми» повадками. Средний возраст россиянина сейчас – около 40 лет. Возрастная аудитория в рунете – самая многочисленная. И она от текстов не откажется еще долгие годы. От гигантских лонгридов, от публицистических колонок, от историй, рассказанных живым и непростым языком. Кроме того, эти ребята, которых якобы жизнь скоро начнет выбрасывать на обочину, на самом деле самые платежеспособные. Вот для них и будем работать. Спокойно и за нормальные гонорары.

Агентство «Текстерра» хорошо ориентируется в потребностях российских онлайн-аудиторий разных возрастов. Если ваш бизнес сфокусирован на одном из сегментов и ему требуется эффективное, комплексное продвижение среди определенного круга потребителей, мы будем рады в этом помочь.

Страх третий: провинциальные специалисты расчухают, где деньги, придут в «федеральные» проекты и обрушат гонорары демпингом

Это вот ни для кого не секрет – в российской провинции авторы, редакторы, рекламщики готовы, как заводные, работать за 25–30 тысяч в месяц в офисе под сверлящим оком начальника. И тратить 2-3 часа в день на дорогу до рабочего места и обратно. Я сам из провинции, я эту рабскую парадигму тут вижу эвридэй и содрогаюсь.

Только представьте: да если они поднимут головы от клавиатур и обратят свое внимание на сферу фриланса, не привязанного к географии, они согласятся на ВСЁ, что даст им 40-50 тысяч в месяц. Работодатели федерального уровня скоро это осознают и начнут нанимать провинциалов удаленно. И российским «цифровым кочевникам», да и «оседлым» умникам, что уже сидят на высоких гонорарах, придется хлебнуть лиха.

«По сколько рублей за тыщу знаков они пишут?! Кароч, я в деле».

Работодатель в массе своей не дурак: сможет купить труд дешевле – купит не раздумывая, а зажравшихся попросит вон. Информация же о гуманной работе со свободным графиком из собственного дома всё расползается по Сети, экономика рунета всё растет, востребованность дешевых спецов всё выше…

Противоядие:

Не состоится скорого массового прихода голодных провинциалов в диджитал. Порукой тому – психология большинства: «где родился, там и сгодился». Доверие к наличке и серой зарплате из рук в руки. Возможность демонстрировать свой особый социальный статус среди широкого круга провинциальных друзей и знакомых: «Я редактор Редакции собственных программ "Хоббитания-ТВ", я с губернатором за ручку здороваюсь. Да я на прошлой неделе в бане знаешь с кем был?..»

К сожалению, это массовая штука, которая удерживает даже хороших специалистов от того, чтобы искать свое место на рынке в масштабе всей страны. Скажем, в последние полгода лично я, внушительно, образно и с аналитикой в руках, убеждал двух неглупых провинциальных журналистов попробовать себя хотя бы на площадке «Яндекс.Дзен» – не с местными темами, а с чем-нибудь интересным для широкой аудитории. Вотще. То есть абсолютно без толку.

Работа «на Москву» (это так называется) кажется большинству людей какой-то ненаучной фантастикой. Максимум, что на себя берут в провинции – это выступить стрингером для федеральных СМИ, если подвернется случай.

Работу «удаленно» даже многие молодые не понимают как явление. По их мнению, чтобы работать на большую аудиторию, надо физически ехать в Москву или Питер. Некоторые едут.

Страх четвертый: государство все-таки сломает наш рунет и придушит общую экономическую активность

У нас в России интернет даже в отдаленных городах порой будет побыстрее, чем Лондоне или Нью-Йорке. Пока. Пока они не попытаются все-таки внедрить свои пресловутые госфильтры трафика на уровне провайдеров и не замедлят все сервисы, которыми сами же и пользуются (за редким исключением).

Некоторые государственники готовы рискнуть – вплоть до масштабных падений сетевой инфраструктуры рунета. Ведь самым кондовым из них референты «приносят интернет в распечатках»…

Веб-экономика растет в России быстрее, чем что-либо. И обещает, что так и будет продолжаться в ближайшие годы. Если они все-таки не продавят свои госсчетчики на всех сайтах и тем самым не отменят в стране коммерческую тайну (а заодно не сделают тормозными сервисы от мала до велика).

Чего я боюсь в своей интернет-профессии и как преодолеваю страхи

«Никакого "Телеграма", вашес-с-с-тво! Тридцать пять тысяч одних курьеров, как вы и изволили заметить!»

Меняется структура занятости людей, все больше профессий связано с экосистемой рунета, все свободнее «цифровой» работник в выборе занятия и формата заработка. Это так естественно, так согласуется с прогрессивными переменами в глобальной экономике.

Но государственные контрол-фрики препятствуют введению электронного документооборота. А эксперимент с новым налоговым режимом «самозанятые» никак не охватит всю страну (ждать еще более полугода – до июля 2020-го).

И, зная наших, мы резонно можем опасаться, что эксперимент этот – масштабная ловушка, призванная вывести из «тени» в том числе «муравьев» рунета, чтобы сначала поставить их на фискальный контроль, а потом прессануть и переделать в ипэшников с удушающими налоговыми нагрузками, которые не по силам фрилансерам-одиночкам.

А еще лучше – прессануть работодателей, которые покупают труд у самозанятых. Есть же пока условие: коли самозанятый оказывает услугу только одному клиенту, значит следует принимать его за наемного работника. То есть «самозанятость» ему отменять, а заказчику – доначислять налоги на «зарплату».

На самом деле страх перед государством для работников интернет-отрасли самый тяжелый и отравляющий жизнь. Потому что опыт. Потому что в последние 30 лет было уже пять войн. Проведено несколько абсолютно неудачных пенсионных реформ. Случилось три (или уже четыре?) девальвации национальной валюты. Налоги на труд и на бизнес задраны до небес. Из страны продолжается утечка мозгов – особенно из IT и интернет-отрасли. В принципе, великовозрастные отцы нации вполне могут устроить рунету полуапокалипсис, почему нет?

Противоядие и от этого страха:

Надежда на торжество здравого смысла. Напомним то, о чем говорилось в начале: экономика российского сетевого сегмента уже выросла до 5 триллионов рублей. Это налоги, рабочие места, быстро работающие современные сервисы, электронные госуслуги (которые худо-бедно развиваются), рост финтеха, банковских цифровых продуктов и вообще комфорт.

Они сами всё твердят мантру: «Цифровизация, цифровизация». Власти на самом деле не монолит, не «Титаник», который всем своим стальным телом держит курс на айсберг.

Среди неоднородной массы государственников все еще сильно крыло рыночников и технократов. И ему вот это замедление и удушение рунета представляется излишним и даже вредным.

Наш расчет на то, что бабло в среднесрочной перспективе победит зло. Мы это неоднократно наблюдали в человеческой истории. Поэтому с оглядкой, с некоторой опаской можем продолжать работать. В том числе – осторожно писать здравые статьи, обращенные к рыночникам. Аккуратно демонстрировать свои успехи. И, возможно, курочку, которая принялась нести золотые яйца, таки не зарежут.

Как видим, страхи диджитал-специалистов во многом преувеличены. Однако, в это самое время, у кого-то все же может играть тревожная музыка на заднем плане… Какие параноидальные мысли о профессии беспокоят лично вас?

© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.
Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Оцените материал:
Обгоните конкурентов в онлайне. Мобильное приложение под ключ: от разработки ТЗ до продвижения. Посмотреть
Оставь заявку на бесплатное онлайн-обучение
до 1 апреля
00:00:00
Подробнее
До старта онлайн-интенсива
«Продвижение в Instagram» осталось:
00:00:00
Записаться
При заказе SMM до 31 октября дарим
3 варианта оформления сообщества!
Подробнее
Чертовски низкие цены на все онлайн-курсы от
TexTerra с 29 по 31 октября
Подробнее
Готовая база знаний
для начинающего
интернет-маркетолога
Такую информацию продают за деньги,
а мы отдаем БЕСПЛАТНО!

Я согласен на обработку моих персональных данных

Спасибо, база направлена на вашу почту!
МИЛЛИОН ГОДНОТЫ
Дарим подборку огненных материалов по интернет-маркетингу: кейсы, интервью, советы по SMM, полезные видео и не только.
получить
Скидка 20%
на все онлайн-курсы от TexTerra
к курсам
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать звонок:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать услугу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных