Марафон «SMM в шторм» всего за 190 рублей

Марафон «SMM в шторм» всего за 190 рублей

Присоединиться!
mail@texterra.ru
Заказать звонок
Заказать услугу
Позвонить: 8 (800) 775-16-41
Связаться со мной

Народная машина слухов: как и зачем россияне массово плодят фейки

Распространители фейков – это не популярные блогеры и тайные враги, а обычные образованные граждане России с числом подписчиков менее 500 у каждого.

Народная машина слухов: как и зачем россияне массово плодят фейки
Дата публикации: 26 ноября 2021
Владимир Лакодин
2 625
Время чтения: 13 минут
Народная машина слухов: как и зачем россияне массово плодят фейки Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

В 2020–2021 годах эпидемию Covid-19 в стране сопровождают волны инфодемии – бурного распространения конспирологических теорий и ложных заявлений о причинах возникновения вируса, его свойствах и «назначении». Явление это всемирное, свойственное не только России. ВОЗ не раз называла его угрозой для мирового здравоохранения.

Еще в феврале 2020 года генеральный директор организации Тедрос А. Гебрейесус заявил:

«Мы не просто боремся с эпидемией; мы боремся с инфодемией. Фейковые новости распространяются быстрее и легче, чем этот вирус, и не менее опасны».

Во многих странах мира потрясающая по своему масштабу интернет-истерика, сопровождаемая публикацией и репостами миллионов фейков, привлекла внимание ученых. Феномен начали исследовать. Огромная работа в этом направлении делается и в России. Первые систематические данные об инфодемии и обобщенном портрете россиянина, распространяющего откровенно ложные сообщения, были собраны в период с февраля по август 2020 года.

За это время российские ученые обнаружили и проанализировали 1 951 143 постов и репостов со слухами, псевдомедицинскими советами, конспирологическими трактовками новостей и паническими предупреждениями о событиях, которые и не думали происходить. Сообщения, находящиеся в открытом доступе, были собраны на 1 300 интернет-площадках (в том числе – в социальных сетях, в группах мессенджеров, в блогах, на форумах и др.).

Систематизацией и количественным анализом этого гигантского массива в рамках государственного задания занималась группа исследователей из Лаборатории теоретической фольклористики ШАГИ ИОН Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ.

Выводы исследования были предложены в научной статье «Пути российской инфодемии: от WhatsApp до Следственного комитета», опубликованной в издании «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены». Работа научного коллектива все еще продолжается, потому что и эпидемия, и инфодемия в России после некоторого затишья вернулись с возросшей силой. Но первые результаты изучения феномена в течение 7 месяцев прошлого года уже вполне наглядно демонстрируют, как создаются вирусные фейки в России, и какими путями они распространяются.

«Врач Юра из Уханя» и реальная «Полина из Италии»

Авторы исследования сообщают, что при помощи программных средств могут наблюдать только видимую жизнь инфодемических нарративов (историй) – когда они появляются в публичном поле.

Однако жизненный цикл фейка часто начинается в невидимом «подполье»: в личной переписке между знакомыми, приватных чатах (например, «родительских») и посредством анонимных рассылок в мессенджерах.

Нарратив перетекает в паблик, если становится популярным. И только в этом случае может быть замечен исследователями. Тем не менее, российская инфодемия дала ученым богатейший материал. Удалось даже установить первоисточники некоторых наиболее одиозных сообщений.

Жизненный цикл сюжета чаще выглядит так: появление в приватных сетях > пост в публичных сообществах > репосты. Мотивация к ним объясняется убеждениями «если все об этом говорят, значит, это правда» или «…значит, распространять такой текст – это социально одобряемое поведение».

Часть репостов наоборот бывает мотивирована сомнением в предлагаемой информации. Однако в целом виртуальная инфодемия приводит к изменению реального поведения людей. В частности, в марте 2020 года был зафиксирован резкий рост спроса и цен на имбирь, возникший из-за массового распространения фейка, что это растение «лечит коронавирус».

Ученые из РАНХиГС в массиве собранных данных сумели выделить 167 фейковых микросюжетов. 68 из них оказались клишированными рассылками. Микросюжет обычно начинал свою жизнь либо со слабо структурированного сообщения от конкретного человека (редкие случаи), либо через анонимную рассылку (часто).

Например, в марте 2020 года некая В. Н., женщина 25 лет из Санкт-Петербурга, сделала публичное заявление:

«17 марта в 23.08 я получила сообщение от своего начальника: “Окна завтра до утра не открывайте”. Я спросила: “А что такое?”, в ответ она сказала, что вроде бы обработка будет». (Имелось в виду «распыление дезинфицирующих средств с вертолетов»).

А 16 марта 2020 года кем-то были сделаны несколько рассылок по чатам в WhatsApp и в других мессенджерах с текстом: «Сегодня в 23:00 и до 5:00 утра, вертолеты будут распылять лекарство для дезинфекции, окна и балконы должны быть закрыты и на улице после 23:00 находится нельзя. Сообщили из военной части».

Ученые объединили инфодемические нарративы в 8 основных групп по тематике и подсчитали степень их распространенности. В самую популярную группу («Реальной опасности нет, власти используют коронавирус в своих интересах») вошли 19 микросюжетов, их репостнули 644 410 раз. Взгляните на диаграмму:

График степени распространенности инфодемических микросюжетов.

Тематические группы микросюжетов, выделенных учеными.

Во вторую по популярности группу с псевдомедицинскими советами вошли 38 микросюжетов, которые собрали 609 770 репостов. Для нее характерны тексты, имитирующие рецепты и медицинские инструкции, а также «советы» из области альтернативной и народной медицины, в том числе по применению средств с недоказанной эффективностью.

Обычно авторы подобных сообщений, добиваясь убедительности, ссылаются на реально существующих докторов или придумывают их.

Наибольшее доверие у россиян вызвали советы, которые приписывались выходцам из России или СССР, якобы сделавшим врачебную карьеру за границей. Самыми популярными стали посты, «написанные» от первого лица.

Скажем, во время инфодемии 2020 года чаще всего упоминались «доктор Юра Климов» из Уханя, «доктор Александр Колосов» из Италии и некий русскоязычный «врач в Израиле».

Первоисточником текста от лица «молодого врача Юры Климова, который работает с вирусом в Ухане», как оказалось, стала анонимная компиляция переводов с одного или нескольких языков Китая неких «советов родного племянника из Шэньчжэня», которые первоначально появились в китайских соцсетях не позднее 29 января 2020 года.

Нередко жизненный цикл фейков начинается с эмоциональных публичных сообщений действительно существующих людей. Например, 25 марта 2020 года после публикации официальной новости о введении в России «нерабочих дней» резко выросло число панических слухов.

И в частности, огромную популярность приобрел текст русской жительницы Италии Полины Головушкиной о тяжелой ситуации в этой стране. Это был пост в Facebook от 23 марта 2020 года, содержащий, по мнению ученых, преувеличенный пересказ увиденного и статей итальянских СМИ. Вот фрагмент из него:

«…Сегодня мы все сидим по домам, морги и даже стадионы заполнены трупами, их невозможно даже сжигать. Люди умирают так, как только могут умирать во времена страшной эпидемии. Мы нередко остаемся без еды; с огромным страхом доходим до ближайшего магазина, где можем приобрести продукты, и немедленно возвращаемся домой; а если не вернемся, подвергаемся репрессиям со стороны полиции…»

На российских интернет-платформах «рассказ Полины» был многократно переписан и перевран. Как сообщают исследователи, он «стал меняться по законам фольклорной трансмиссии» – сокращаться или дописываться. Полина превратилась в «Машу», «Нину», «соседку», «подругу». Такие изменения делались людьми, чтобы убедить окружающих в достоверности происходящего. Дошло до того, что российский патриарх в своей проповеди пересказал с добавлением новых страшных историй «письмо одной православной женщины из Италии»…

Зачем люди это делают?

Интуитивно кажется, что слухи начинаются распространяться в моменты, когда в стране действительно происходит беда. Ученые предполагали, что пик прошлогодних фейков должен был совпасть с пиком заболеваемости коронавирусом.

Но выяснялось, что лавина инфодемии стартовала и достигла своего апогея значительно раньше, чем начались массовые заражения. Посмотрите на следующие графики:

график, демонстрирующий рост слухов о коронавирусе за период с 1 февраля 2020 года по 11 августа 2020 года и количество зараженных по дням за тот же период.

Рост слухов о коронавирусе за период с 1 февраля 2020 года по 11 августа 2020 года и количество зараженных по дням за тот же период.

Очевидно, что пик распространения слухов значительно опережает пик заболеваемости. Исследователи считают, что причиной тому – состояние неопределенности, которое трудно выносить людям:

«…Рост инфодемических нарративов происходит не в ситуации максимальной опасности для населения, а в ситуации максимальной неопределенности».

Авторы цитируемой научной работы ссылаются на косвенное подтверждением этому, которое содержится в изысканиях других ученых. Например, австралийские специалисты в области исследований медиа Аксель Брюнс, Стивен Харрингтон и Эдвард Харкомб проследили распространение в Facebook фейкового сюжета о связи между технологией 5G и коронавирусом (Bruns, Harrington, Hurcombe, 2020).

Его первоисточником послужил пост на французском языке, появившийся 20 января 2020 года. В течение 30 дней с момента появления его распространяли медленно. А первая вспышка интереса к сюжету произошла в период с 20 по 26 февраля 2020 года, когда заболевание коронавирусом начали диагностировать в Европе, но еще до введения локдаунов.

Ученые обнаружили, что лавинообразование нарастание слухов о связи 5G и Covid-19 коррелировало с увеличением ограничений для граждан в тех странах мира, куда приходила эпидемия…

Возможным ответом на вопрос «зачем люди распространяют слухи?» служат исследования, показывающие, что россияне массово не доверяют информации, исходящей от властей, и жаждут иметь другие, причем «инсайдерские» источники.

Авторы цитируемой нами работы ссылаются на два социологических опроса, проведенных в марте 2020 года социологами Павлом Степанцовым и Александром Вилейкисом и в апреле того же года Марией Макушевой, Еленой Орловой и другими учеными.

Первый опрос показал, что россияне, столкнувшись с новой угрозой, предпочитают рассчитывать на себя (40 %) или на коллективную ответственность (37 %), которая может уберечь от заражения. На государство в борьбе с пандемией надеются только 9 %, а на медицину – 12 %.

Во втором исследовании «вилка доверия» выглядит так: 29 % опрошенных считают, что реальное количество заболевших и сложность ситуации преуменьшаются, а 27 % – наоборот, что обстановка сильно нагнетается и представляется хуже, чем есть. Причем большинство респондентов обоих опросов были уверены в том, что официальной информации доверять нельзя.

Однако, как мы помним, неопределенность, люди выносят с трудом. Оказалось, что россиянам требуются для ее преодоления неофициальные источники информации, которые с одной стороны «знают ситуацию изнутри», а с другой, являются «такими же, как мы», а не «начальством».

Когда правоохранительные органы начали бороться с фейками о коронавирусе в соцсетях, выяснилось, что их авторы из Иркутска, Пензы, Перми, Екатеринбурга и других городов распространяли многочисленные истории со слов «знакомой медсестры» и прочих персонажей, которые как бы «простые смертные», но работают в таких местах, где «правдивая информация есть».

Ученые называют это «проекцией доверия к себе», которая выражается в доверии к «такому же, как я».

Россиянам требуются для ее преодоления неофициальные источники информации, которые с одной стороны «знают ситуацию изнутри», а с другой, являются «такими же, как мы», а не «начальством».

«Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мысию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы».

Фейки разлетаются как горячие пирожки: как от них уберечься

Фейки разлетаются как горячие пирожки: как от них уберечься

Усредненный портрет россиянина, распространяющего фейки

Опять-таки интуитивно кажется, что репостят ложную информацию наиболее необразованные люди. Ведь в России, как показывают социологические опросы, ученым и науке в целом доверяют лишь 37 % граждан. Также можно подумать, что авторами и распространителями фейков часто являются молодые инфлюэнсеры – медийные личности и блогеры с большим числом подписчиков. Но нет.

У 85 % российских авторов подобных постов число подписчиков составляет менее 500. Тех же, чья аудитория превышает 10 000 фолловеров – всего 2 %.

И после анализа почти двухмиллионой лавины репостов с фейками выяснилось, что средний репостящий – это чаще всего россиянин в возрасте 40–60 лет (43 % из тех, чей возраст известен). Люди старше 60 – на втором месте по интересу к распространению ложной информации (34 %).

Женщины репостят инфодемические истории чаще, чем мужчины – 63 % против 37 % (пол авторов сообщений известен примерно в 70 % случаев).

Что же касается образования любителей наводить панику или заявлять, что все беспокойства напрасны, – здесь тоже интересная картина. В базе, собранной исследователями, оказалась группа авторов, у которых на интернет-платформах указан уровень образования. Эти данные нельзя считать строго достоверными, однако, как оказалось, 73 % людей из этой группы имеют высшее образование, 26 % – среднее и 1 %— неоконченное среднее.

73 % людей из этой группы имеют высшее образование, 26 % – среднее и 1 %— неоконченное среднее.

Не любо – не слушай, а врать не мешай

Немного легкомысленное заключение

Исследование фольклористов из РАНХиГС, проведенное на большом массиве данных и с применением современных программных средств – просто клад для российских маркетологов, блогеров и прочих властителей дум.

На научном материале мы фактически узнали следующее: чтобы вызвать доверие у массового россиянина, к нему должен от первого лица обращаться некий «свой инсайдер». Этакий «народный агент», бывающий в какой-то специальной среде – «в верхах», «в штабах», «в ведомствах» – да хоть на охраняемых кухнях «звездных» ресторанов.

То есть персонаж, воспринимаемый как «такой же простой человек, как все мы», но по факту «особой» службы, работы или географического местоположения, «имеющий доступ к тайнам» – то бишь к недоступной для остальных простых смертных «правдивой» информации о чем угодно.

Также мы узнали, что массового инфопотребителя в России сильнее всего тяготит неопределенность. И он предпочитает услышать по любому вопросу пусть даже самые плохие «инсайдерские» новости, лишь бы не терпеть непонятки в течение длительного времени.

Ну и на закуску любителям поразмыслить о национальной культуре достается знание о том, что фольклорная традиция в стране жива. Оказывается, до сих пор люди любят слышать современные сказки – страшные и не очень – а также отлично умеют досочинять их, расцвечивать подробностями и передавать дальше.

«Не любо – не слушай, а врать не мешай» – этот девиз в цифровизированной России, похоже, актуален как никогда…

Оглавление
Сейчас читают

© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.
Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.

Закажите бесплатную консультацию

Оставьте свои контакты,
мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Ошибка заполнения!