Рассылка по интернет-маркетингу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Жизнь в глуши и без связи: как «веселый молочник» Джастас Уолкер стал настоящим русским мужиком и продвигает ферму мечты

26 ноября 2020 Екатерина Щербакова
Время чтения: 22 минуты Нет времени читать? Нет времени? 7 комментариев
Отправим материал вам на:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Жизнь в глуши и без связи: как «веселый молочник» Джастас Уолкер стал настоящим русским мужиком и продвигает ферму мечты Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

Аудитория YouTube-канала Джастаса Уолкера в 10 раз больше населения Солонешенского района, в котором он живет. Джастас прославился в 2014 году коронной фразой «Ах-ха-ха! Не будет больше этого вашего итальянского сыра!» и стал мемом в Рунете.

Сейчас он живет с семьей в юрте в глуши Алтайских гор и создает ферму мечты. Джастас Уолкер рассказал, каково это – быть популярным блогером и продавать продукты, в том числе через интернет, в регионе, где даже нет сотовой связи.

С чего все началось

Джастас, как вы попали в Россию?

– В 11 лет я переехал сюда вместе с родителями – протестантскими миссионерами. Они приехали проповедовать в 1994 году. Так что я провел в России большую часть жизни. Когда приехал, то стал гулять с пацанами на улице – так выучил русский за 2 года. Ребята научили всему – и чему надо, и чему не надо.

Почему родители отправились в такое глухое место – Сибирь?

– Невозможно ответить на этот вопрос без мистики. Мой отец увидел точку на карте во сне: Сибирь, Красноярский край, 2 реки – Енисей и Чуна. И вот мы очутились в селе Осиновый мыс.

Все детство я провел на небольшом хуторе в штате Айдахо – сельской жизнью меня не удивишь. Тогда к нам часто приходили медведи, поэтому дома было 3 ружья, чтобы отстреливаться, в случае чего. Считается, что в России медведи ходят по улицам. Но в США я видел их больше, чем здесь.

Как получилось, что вы остались в России?

– В 2000 году, когда мне было 18 лет, миссия родителей закончилась, они вернулись в США. А я решил остаться в России – подумал, что здесь я принесу больше пользы. Несколько лет я жил в Красноярске, преподавал английский, организовывал концерты, работал в студиях звукозаписи. Но потом вернулся в деревню и решил начать бизнес.

Первый бизнес – лесопилка

Своего отца Джастас называет «серийный предприниматель» – в США у того ряд бизнесов. Отец и дед занимались лесом, поэтому и он решил открыть лесопилку в 2004 году. Бизнес пошел в гору, появились заказы, но Джастасу не очень нравился сам процесс: надо было регулярно ездить в город, чтобы заключать договоры с клиентами. Из-за этого не получалось проводить время дома. Поэтому он стал задумываться о другом виде деятельности, в котором было бы меньше стресса, вложений и требовалось бы меньше рабочих рук.

– У меня дома был огород, куры, свиньи. После работы приходил, кормил животных, возился на грядках. Это помогало расслабиться, отвлечься от проблем. Однажды я подумал: «Да ведь я ненавижу эту лесопилку! Может, лучше заняться сельским хозяйством?». В этом случае я бы смог и зарабатывать, и быть с семьей, и уделять время проповедям.

В 2007 году я начал об этом серьезно думать, а в 2009 продал пилораму и начал заниматься фермерством.

Первая ферма: пробы и ошибки

В поселке Такучет Богучанского района Красноярского края Джастас специально выбрал дом в аварийном состоянии. Он располагался на краю поселения посреди пустырей и помоек. Оформил на него аренду. Когда убрал мусор, получилось пастбище. Еще один участок земли 12 гектаров удалось взять в аренду в соседнем селе.

Джастас выбрал козье хозяйство, потому что при небольшом масштабе от него можно получить хорошую отдачу. Затем он стал поставлять в соседние поселки кисломолочную продукцию: молоко, йогурт, кефир, 3 вида сыра. Производил мягкие сыры: моцареллу, рикотту, фета.

– Для производства твердых сыров потребовались бы более серьезные вложения: нужно оборудование, климат-контроль. Это бы по стоимости равнялось всем затратам на ферму за 4 года.

Эти годы были экспериментом. Мы хотели расширяться, учитывая опыт проб и ошибок, но главная проблема была с землей. Мы стали искать новый участок. Хотелось, чтобы дом был на территории хозяйства, поле рядом, а не клочками в 15 км друг от друга. Я стал фермером, чтобы быть дома, а не ездить на вахту во время сенокоса. Если человек считает, что может жить в домике в деревне, а ездить на ферму за 7 км, чтобы работать, то это пережиток социализма и колхозов.

К тому же, суровый климат севера сказался на здоровье: у меня усилилась астма. По советам врачей стали искать место потеплее и выбрали Алтай.

Во время жизни в Красноярском крае фермер внезапно стал знаменитым.

Как рассмеялся в лицо санкциям и стал мемом

В 2014 году телеканал «Россия-1» взял у Джастаса интервью. После выхода сюжета он проснулся знаменитым.

– Вы жили в отдаленном селе, как о вас узнали журналисты?

– Друг рассказал обо мне знакомым красноярским журналистам, и они решили приехать, чтобы взять интервью. А так как канал был федеральный, то сюжет показали в новостях на всю страну.

– А что вызвало у вас такой смех?

– Интервью длилось минут 40, и я говорил, в том числе, о вреде санкций. Журналисты выбрали именно этот кусок, без контекста. В тот момент я вспоминал, как общался с покупателем, а он презрительно говорил: «Зачем я буду у вас моцареллу брать, если могу купить итальянский сыр?» Когда это вспомнил, стало смешно.

На самом деле я считаю, что санкции вредят любой области. Казалось бы, границы закрыли, конкуренция снизилась, сейчас фермеры заживут. Но ведь и рубль рухнул. Молоко подорожало на 10 р. И не только оно. Например, я покупал косилку, которая за год до санкций стоила бы 30 тыс. р., мне она обошлась в 50 тыс. р. В чем выгода?

Фрагмент сюжета со смехом Джастаса выложили на YouTube, и видео начало стремительно набирать просмотры. Сейчас их 2,9 млн. Помимо этого есть много комментариев, почти все они поддерживающие. Джастас мгновенно покорил Рунет, где его прозвали «Веселый молочник». Это породило множество мемов.

Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника
Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника
Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника
Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника
Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника
Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника
Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника

Мем с Джастасом идеально подошел для интернет-перепалок. С его помощью можно демонстрировать насмешливое отношение к словам собеседника

– Я всю свою жизнь читал проповеди, лекции, учил финансовому планированию, здоровым семейным отношениям, организации фермерства, а прославился из-за такой ерунды! Мне есть, что сказать, а, когда я стал знаменитым, то мне как будто подали руку помощи, чтобы обо всех этих вещах было проще говорить.

– Не обидно, что в Сети вас прозвали «Веселый молочник», делают мемы с вами?

– Нет, я просто попал тогда в общее настроение: «Давайте смеяться над санкциями!» Мне, кстати, нередко друзья раньше говорили: «Джастас, зачем ты так сильно смеешься, людей распугаешь!» А, оказывается, это моя фишка.

Джастас хотел зарегистрировать бренд «Веселый молочник», но тот был уже занят. Поэтому зарегистрировал марку «Веселый Джастас», знакомые из рекламного агентства нарисовали узнаваемый логотип. Теперь фермер продает фирменные термосы.

Вот это личный бренд!
Вот это личный бренд!
Вот это личный бренд!

Вот это личный бренд!

Как развивался YouTube-канал

Джастас давно вел свой YouTube-канал, но до появления знаменитого ролика у него было всего 500 подписчиков. Самым популярным был обзор компостной кучи, набравший 5 тыс. просмотров. После выхода сюжета на «Россия-1» сразу добавилось 10 тыс. человек. Вскоре Джастас выложил видео, где рассказал, что он на самом деле думал о санкциях. Ролик набрал 500 тыс. просмотров. Сейчас у Джастаса 107 тыс. подписчиков на YouTube. В месяц прирастает примерно на 3 тыс..

– С тех пор прошло уже 6 лет, мы потихоньку развиваем канал, стараемся делать интересный и полезный контент. Если бы не было пользы, люди бы не остались. Поэтому приходится развиваться.

Многие люди становились внезапно знаменитыми, но далеко не всем удалось с умом использовать этот подарок судьбы. Пример тому – герои клипов Enjoykin. Когда к ним на страницы пошел трафик, никто из них не смог поддерживать популярность, регулярно вести блог, им было нечего сказать. Джастас тоже мог бы остаться с теми 10 тыс. подписчиков, если бы целенаправленно и регулярно не занимался развитием канала, он словно возделывал digital-поле.

После нашумевшего ролика группа Uma2rmaN сняла клип с Джастасом на песню «Happy». В ней такие слова: «В помойку все: ноутбуки, смартфоны, социальные сети. Деревня, тайга, Сибирь – вот это свобода, вот это happy». Правда, это все не совсем так. Как выяснилось, даже в сибирской тайге или на Алтае не обойтись без соцсетей.

Даже Uma2rmaN оценила жизнерадостный настрой Джастаса

Сейчас у Джастаса 107 тыс. подписчиков на YouTube, 15 тыс. в VK, более 8 тыс. фолловеров в Instagram.

На YouTube люди смотрят реалити-шоу по выживанию на ферме: как Джастас построил мост, как сделал мини-ГЭС. Также его мысли о семье, финансах, фермерстве и о вечном. Комментарии позитивны, не видно хейтеров – неунывающий американец пришелся по душе пользователям интернета. Люди часто пишут: «Из американца получился самый лучший русский мужик!»

Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?
Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?

Вы видели у кого-нибудь еще из блогеров такие комментарии?

Есть рубрика «Понедельник с подписчиками», в которой Джастас отвечает на вопросы. Например, недавно комментировал слова Стерлигова о том, что 300 тыс. р. не хватит для переезда «на землю». Джастас согласен с этим утверждением, уверен: «Даже в самом простом варианте (если покупаешь старый дом в деревне) потребуется 1 млн р., а у меня ушло гораздо больше, и это при том, что есть опыт».

Нежелание становиться брендом и трудный переезд на Алтай

– Что поменялось после того интервью, стало легче вести бизнес?

– Неожиданно представилась возможность укрупнения производства, чего я как раз хотел избежать. Мне предложили стать лицом нескольких крупных брендов, совладельцем, инвестором проектов. Оказалось, что найти десятки миллионов инвестиций проще, чем 6 млн.

Меня спрашивают о том, когда мы начнем поставлять нашу продукцию в супермаркеты, я отвечаю: «Никогда». Для меня станет унижением, если мой товар будет делить полку с какой-то белой жидкостью, которую тоже почему-то называют молоком. Это как разместить BMW в автосалоне Lada. Наш сыр – это качественный продукт, а стоит, как сыр из супермаркета.

Может, вкус моего продукта не слишком изысканный, но, по крайней мере, все натурально. Срок хранения моцареллы – 10 дней, если больше, то в ней консерванты.

Самым значительным моментом в своей фермерской жизни Джастас называет переезд на Алтай. Наконец-то сбылась мечта: он сумел взять в аренду 100 гектаров земли и жить там, где работает, а не ездить каждый день за десяток километров. Ферму он создает в достаточно отдаленном Солонешенском районе. До ближайшего города – 200 км, а до ближайшего села – 10 км. Из купленных 100 гектаров 30 отводится под пастбища, а 70 – на покос.

Джастас неоднократно читал лекции по финансовому планированию, и поступил также, как и учил других: вложил все деньги в развитие бизнеса. Даже не стал строить дом, а поставил юрты в чистом поле. Но все пошло не по плану. Он приехал на Алтай позже, чем рассчитывал, в октябре 2016 года. Джастас успел только установить юрты и сделать отопление. После этого начался, как его называет фермер, «зимаггедон» – очень снежная зима в горах Алтая. А летом, в самый разгар работ, Джастаса укусил клещ, он заболел боррелиозом, провел 3 недели в больнице и полгода должен был соблюдать постельный режим.

В общем, ферма не сразу строилась, но постепенно развивалась. Сейчас у Джастаса достаточно скотины: козы, бараны, кони, куры. И, главное, наконец-то получилось открыть молочный цех и начать выпускать знаменитую моцареллу.

– Я считаю, что наиболее успешно фермерское хозяйство полного цикла: от выращивания сырья до переработки и продаж. Если есть полный цикл, то продукт получается натуральным и экономически справедливым.

Местные жители относились к нам по-разному. Но, в конце концов все наладилось, начали жить дружно. На Алтае в первый год люди часто останавливали наши сани, когда мы ехали на ферму, и давали еду: зимние заготовки, варенье.

Как обстоят дела на ферме сейчас

– Расскажите, как сейчас у вас дела на ферме? Как урожай в этом году?

– В этом году собрали сена меньше, чем думали, но на год хватит. Входим в зиму нормально.

– Вы только недавно сделали молочный цех. Если с момента приезда на Алтай вы не продавали молочку, то чем зарабатывали все это время?

– Первые 2 года по бизнес-плану у нас были стройка и запуск. На третий год, когда мы поняли, что нам еще строиться и строиться, мы взяли деньги, которые были отложены на строительство дома, и запустили их в производство, этого хватило на год.

Также мы продавали много меда, сена, мяса, чая из трав. Это помогло накопить деньги, чтобы прожить до 2020 года. В этом году продаем все то же самое, но добавились молочные продукты. Изначально запуск планировался на 2-3 года, но растянулся на 3-4 года. В 2020 мы должны выйти в ноль, и, я думаю, что уже в следующем году у нас будет прибыль.

Среднее время, появления cashflow у фермерского проекта – это 4-5 лет. Если говорим о торговле, бизнесе купи-продай, в нем прибыль должна появиться в первый месяц-полгода. А фермерство – это совершено другой тип бизнеса. Я знаю фермеров на Западе, которые планируют убытки в первые 7-8 лет, только после этого рассчитывают на прибыль. Я был оптимистом и рассчитывал за 2-3 года выйти на прибыль. Надеялся на лучшее, а получилось, как всегда.

– Вы недавно открыли линию по производству сыров и маршрут доставки. Как прошел запуск?

– Мы наконец-то открыли сыроварню и молочный цех. Это не промышленное производство, а крафтовое – уже не бытовая кухня, а что-то среднее. Мы делаем твердые и мягкие сыры, масло, мороженное, сметану, творог и молоко. Мы доставляем покупателям как наши продукты, так и продукты наших соседей – фермеров, которые живут поблизости. Мы помогаем им организовать сбыт.

Максимальная производительность молочного цеха Джастаса – 10–15 кг сыра в день (70–100 кг в неделю). При стоимости сыра 800 р. за кг, это возможность получать 80 тыс. р. в неделю только на сыре. А ведь есть еще йогурты, мороженое, молоко. Конечно, производительность цеха ограничена надоями и объемом заказов.

– Возите в соседние села?

– В села и города, ориентируемся на Бийск, Барнаул и Белокуриху. Пока клиентов немного, но мы наращиваем базу.

– Сколько вам нужно клиентов на ваш объем производства?

– 150–200 постоянных клиентов мне хватит за глаза. Я же не собираюсь завалить весь российский рынок молочными продуктами. У меня есть еще одна цель – показать положительный пример. Вот какой-то приезжий человек сделал, у него все получилось, а чем вы хуже?

Нужны ли фермеру соцсети

– Как ищете клиентов, таргетированную рекламу запускаете?

– На данный момент мы не делали рекламу за деньги. У нас работает YouTube, «ВКонтакте», Instagram, а также очень хорошо работают объявления на «Авито». Там можно размещать их по городам, в которые мы поставляем продукцию. Люди смотрят и оттуда уже переходят в интернет-магазин, в соцсети.

– Помогает ли ваша популярность в соцсетях продавать?

– У нас есть 2 категории товаров. То, что можно отправить почтой: чай, мед, лекарственные травы и тому подобное. И фермерская продукция: мясо, молоко, сыр. Первые отлично продаются за счет соцсетей. А вот вторые требуют местных клиентов, хотя бы на расстоянии 200–300 км. Для этого мы работаем, как я говорил, на «Авито», «ВКонтакте» и в Instagram. То есть, в чем-то YouTube сильно выручает, но все равно надо «ковырять» местные контакты.

Продукты Джастаса
Продукты Джастаса

Продукты Джастаса

– Но и в местных соцсетях вас, наверное, уже узнают. Это помогает продажам?

– Представьте, что у вас есть 100 тыс. подписчиков на YouTube и 15 тыс. подписчиков «ВКонтакте». Но 80 % этих людей находятся в западной части России. Сколько вообще подписчиков живут в Барнауле? Может, 30–50 человек. Конечно, узнаваемость – это всегда хорошо, но она распыляется на всю страну. Поэтому для сбыта местных продуктов нужно расширять аудиторию, искать новых клиентов, которые живут ближе к производству.

– А что делать обычным фермерам, у которых не развит личный бренд?

– Я понимаю, что мой случай не совсем обычный, потому что меня знают. Но даже если бы я был никому неизвестным фермером, как раньше, я бы сильно не переживал за продажи. Надо быть открытым, выходить на рынок не просто так, а со своей историей, рассказывать не только о продукте, но и о себе, своей семье. Продавать не только мясо и молоко, но и себя. Вот тут и помогают и YouTube, и Instagram – вообще любые соцсети.

– То есть без соцсетей фермеру вообще никуда?

– У фермера испокон веков первоочередная проблема – сбыт. Хотим мы этого или нет, жизнь большей части людей ушла в онлайн. Я смотрел последнюю статистику в США о том, кто сколько времени проводит перед экраном. Тинэйджеры 13–19 лет тратят на это от 8 до 11 часов в сутки! Старшее поколение висит в интернете ненамного меньше. К сожалению или к счастью, мы ищем клиентов там, где они есть. Теперь нам необязательно ехать в город, чтобы искать покупателей, мы можем ехать целенаправленно, чтобы доставить товар.

– А сами соцсети приносят прибыль?

– Да, YouTube очень сильно выручает, он отлично работает. И не только как реклама нашей продукции или площадка для продажи, но и как небольшой отдельный источник дохода.

– Как повлияла изоляция на YouTube, на фермерский бизнес? Я слышала, что у многих этот канал стал сильно расти.

– Я не заметил какого-то бурного роста YouTube. Канал растет постоянно, ровными темпами. А на фермерство карантин повлиял негативно, потому что в этом году нет рынков, выставок. А они – хороший источник местных клиентов. Но мы все равно находим покупателей. Карантин внес свои коррективы, но они не смертельны.

Как помогает народная любовь и краудфандинг

Джастас не подключает монетизацию на YouTube, но иногда ему предоставляют полезные в хозяйстве вещи за рекламу. Например, так появились антенна для спутникового интернета, 3 юрты, солнечные панели. Джастас в ответ неутомимо рассказывал о фирмах-спонсорах. Не менее серьезную поддержку он получает от краудфандинга, при этом она может быть совершенно неожиданной.

В прошлом году микроавтобус Джастаса уехал в кювет и перевернулся. Неунывающий фермер сфотографировался на фоне аварии. Подписчики тут же стали писать во всех соцсетях: «А давайте соберем деньги Джастасу на машину!» Он думал, что соберут тысяч 20 на эвакуатор. Каково же было удивление, когда подписчики собрали 250 тыс. р.

– С микроавтобусом, «Деликой», было неожиданно. Я выложил это фото с посылом, что все равно, несмотря на трудности, мы прорвемся. Люди отреагировали очень хорошо и помогли. Я смог продать разбитый автомобиль, добавил немного денег и купил вторую «Делику». Подписчики постоянно донатят, и я очень им благодарен.

2 года назад Джастас записал видео «Смерть мечты», набравшее 222 тыс. просмотров. Видео с таким драматичным названием взволновало подписчиков, могло показаться, что Джастас решил все бросить. Но в нем он рассказывал, что всегда мечтал иметь хозяйство исключительно на конной тяге, а теперь передумал. Ухаживать за лошадьми оказалось слишком сложно и затратно, поэтому фермер решил все-таки купить трактор. Делал опрос в VK, какую модель лучше купить, но в итоге выбрал ту, за которую меньше всего проголосовали – ведь все эти люди не фермеры.

Во «ВКонтакте» все стали писать: «Джастас, давай соберем на трактор». В итоге фанаты существенно помогли с покупкой.

Про кооператив на Алтае

Джастас не даром тратит столько сил и времени на пропаганду фермерства через YouTube. Люди, заражаясь его идеей, переезжают поближе.

– Вы говорили, что американцы под впечатлением от преимуществ фермерства в России. А последовать вашему примеру они не хотят?

– Пока что американцы восхищаются на расстоянии. Несколько, правда, приезжали смотреть, но все остальные минусы русского быта их не впечатлили. Тогда они решили, что дорогая земля в Америке не такая уж и дорогая. Но в этом году уже 3 семьи из разных мест России приехали к нам, чтобы тоже основать поблизости свои хозяйства. И еще 2 семьи уже купили землю и переезжают. 5 семей, плюс еще есть местные фермеры. Я думаю, через несколько лет здесь может получиться что-то реально интересное.

– То есть, вы развиваете это место, привлекаете людей, которые будут обрабатывать землю, производить товары…

– Да, я бы не хотел назвать это общиной, но получается общинность. Мы не создаем экопоселение или религиозную коммуну. Выходит что-то вроде кооператива: у каждого своя бухгалтерия, но присутствует взаимовыручка и поддержка. Например, я говорю: «Ребята, у меня есть ресурс – маршрут доставки, я развиваю интернет-магазин, есть хорошая база для рекламы. Я могу продать все, что вы производите. Давайте будем вместе работать. Мы возьмем свой скромный процент за доставку ваших продуктов. Нам интересно, потому что магазин наполняется, маршрут окупается. Вам интересно, потому что можно заниматься только производством». Это правильное взаимовыгодное сотрудничество.

YouTube привлекает и волонтеров на вашу ферму. Все ли получают от этого позитивный опыт?

– Как-то раз приезжал мужчина из Москвы, но выдержал всего неделю. Потом написал, что собирался продать квартиру и купить ферму, но, когда попробовал так пожить, понял, что ему это вообще не подходит. В итоге благодарил за опыт, который не дал ему сделать ошибку. Я рад, что у людей есть возможность попробовать. Если человек ничего тяжелее IPhone в руках не держал, то начав фермерский бизнес, он разрушит себе жизнь.

Про IKEA для фермеров и миссию России

– А какого вы мнения о российском регулировании фермерства государством?

– Бюрократии в России, на самом деле, намного меньше, чем на Западе. Например, в России можно завести 10 коров, получить справку от ветеринара и продавать молоко. А в Айдахо без специальных разрешений можно содержать всего 3 коровы. А хочешь продавать молоко, нужно пройти такие же проверки, как фермы, где 10 тыс. животных.

Также здесь в разы дешевле земля. В России 1 гектар стоит 12 тыс. рублей, в США – 12 тыс. долларов. То есть, у меня на покупку только земли ушло бы в 2-3 раза больше денег, чем на весь мой проект за 4 года.

Сравнение цены земли в США и России. В России сейчас можно купить участки по 10–18 тыс. р. за гектар, а в США – по 10–12 тыс. $ за гектар
Сравнение цены земли в США и России. В России сейчас можно купить участки по 10–18 тыс. р. за гектар, а в США – по 10–12 тыс. $ за гектар

Сравнение цены земли в США и России. В России сейчас можно купить участки по 10–18 тыс. р. за гектар, а в США – по 10–12 тыс. $ за гектар

С другой стороны, в России не развита инфраструктура. Например, в поселке, где я рос в Айдахо, живет всего 6 000 человек. Это не сельскохозяйственный штат, но в нем есть 2 огромных магазина для фермеров, где можно купить все: от тяпок до мотоблоков. Типа IKEA, но для фермеров. Есть 2 тракторных дилера, у которых можно взять в аренду технику. В России такой возможности нет.

В США земля дороже, строительство дороже, но зато можно взять очень дешевые кредиты. Там асфальтированные дороги, электричество. Здесь же, если пройдет дождь, то не понятно, проедешь ты или нет.

– Каким вы видите будущее фермерства в России? Какие советы хотели бы дать тому, кто собирается завести свое хозяйство?

– Я надеюсь, что законодательство и экономическая атмосфера в России позволят существовать фермерствам разного размера. Надеюсь, что страна не пойдет по модели США, когда ты должен быть крупным фермером.

На мой взгляд, будущее России должно быть за сельским хозяйством. Здесь самый большой запас пресной воды в мире, самый большой запас чернозема, много солнечных дней. Предназначение России – кормить мир. Не даром миллиардная Азия под боком.

Мой совет всем, кто думает о сельском хозяйстве – быстрее покупайте землю, быстрее что-нибудь начинайте делать. Через 10–20 лет, когда цена на землю вырастет в десятки раз, будет поздно думать. Вы сможете только смотреть, как другие действуют. Покупать землю и начинать свое дело надо уже сейчас.

Почему Россия не на первом месте в мире по производству сельхозпродукции? Один из ответов – сознание. Фермером в России быть стремно. Не смог ничего хорошего в жизни добиться – иди грядки копай. Мы стараемся менять эту точку зрения, показывать, что не стремно, что в этом есть свои преимущества.

– Почему вы подчеркиваете важность именно мелких фермеров?

– Во всех странах с развитым сельским хозяйством фермер живет на своей земле, сам обрабатывает поля. Я живу на этих 50–100 гектарах, я их обрабатываю, не использую химию, потому что мои дети здесь же бегают. Это залог здорового, качественного питания.

– Но ведь, при использовании химии и урожаи выше. Неужели нет искушения ее применять в разумных пределах?

– На самом деле, при органическом земледелии урожаи меньше всего на 30–40 %, а вложения в землю ниже в разы. Если использовать, как я называю, «агрохимоз», то надо покупать, гербициды, пестициды, оборудование для их разбрызгивания. И это замкнутый круг – чтобы окупить все это, надо еще больше урожая и т. д. Зачастую за счет такого подхода некоторые хозяйства в США получают прибыль всего в 3 %. Поэтому я лучше обойдусь без химии, с компостной кучей… В этом случае требуется меньше вклада, а продукт получается здоровее, мне за него не стыдно. В итоге я получаю хорошую прибыль.

На Алтае Джастас делает то же, что и в Красноярском крае, только в большем масштабе: производит и поставляет качественный сыр. Итальянского же по-прежнему нет.

© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.
Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Оцените материал:
Автоматизируем работу отдела продаж с помощью современных CRM-систем Посмотреть
Оставь заявку на бесплатное онлайн-обучение
до 1 апреля
00:00:00
Подробнее
До старта онлайн-интенсива
«Продвижение в Instagram» осталось:
00:00:00
Записаться
При заказе SMM до 31 октября дарим
3 варианта оформления сообщества!
Подробнее
Чертовски низкие цены на все онлайн-курсы от
TexTerra с 29 по 31 октября
Подробнее
Готовая база знаний
для начинающего
интернет-маркетолога
Такую информацию продают за деньги,
а мы отдаем БЕСПЛАТНО!

Я согласен на обработку моих персональных данных

Спасибо, база направлена на вашу почту!
МИЛЛИОН ГОДНОТЫ
Дарим подборку огненных материалов по интернет-маркетингу: кейсы, интервью, советы по SMM, полезные видео и не только.
получить
Скидка 20%
на все онлайн-курсы от TexTerra
к курсам
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать звонок:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать услугу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных