mail@texterra.ru
Заказать звонок
Заказать услугу
Позвонить: 8 (800) 775-16-41
Заказать звонок

«Хватит догонять прогресс с простреленной ногой» – эксперты рассказали, что станет с Россией к 2050 году

«Хватит догонять прогресс с простреленной ногой» – эксперты рассказали, что станет с Россией к 2050 году Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

Нам надо собирать людей,а не растрачивать их. Проводить многочисленные мелкие эксперименты, а не один социальный переворот. Думать об общечеловеческом, а не о состязательности – рецепты неожиданные и резкие.

«Что же делать с Родиной и с нами?» — спросили экспертов в рамках лектория «Архипелаг2121», организованного «Точкой кипения». И вот что специалисты и в чем-то даже футурологи рассказали.

Мы сейчас живем в момент, когда в буквальном смысле падают стены, ограничивавшие человеческое развитие как биологического вида, как социального существа, как обитателя поверхности планеты. И вместе с тем открываются безграничные новые возможности.

В каком-то смысле мы переживаем момент, похожий на тот, когда первые тамплиеры на каравеллах отправились искать землю святителя Иоанна. Итогом стало взрывное развитие Европы.

Нам нужно начать не с традиционного выстрела в ногу, с которого мы начинали две предыдущих технологических революции 20 века.

Не создавать критическую ситуацию, от которой бегут тысячи, десятки тысяч людей, а потом догонять прогресс с простреленной ногой.

Очень хочется, чтобы в этот раз мы были легки на подъем и в эту новую возможность буквально ворвались вместе с остальными.

Что делать?

Я думаю, что Россия традиционно будет выходить из цивилизационного кризиса своим фантастическим умением расширяться, развиваться, осваивать и переосваивать территории. Делать то пространство, которым она владеет и может владеть, пригодным для комфортной социальной жизни. Это в нашем ДНК, поэтому я надеюсь, что все-таки Россия будет участником трансформации нашей планеты, трансформации космоса. Это тот ветер, который дует нам в паруса.

Для этого надо перерасти главную ошибку, которую мы, к сожалению, воспроизводим. К сожалению, начиная с ХХ века Россия предпочитает стабильность – развитию. Предпочитает изгонять людей, которые так или иначе хотят большего, хотят изменений, а не меняться. Мы все 20 столетие теряли людей.

Это, наверное, уникальная ситуация, когда мы теряли тех самых людей, кто мог и должен был осуществить трансформацию.

Я считаю, что главная наша задача — это создать такую модель, при которой мы возвращаем людей. Мы должны стать собирателями идей, собирателями земель.

Вызов — научиться, принимая решения, ощущать себя не здесь и сейчас, а частью вечности и частью планеты.

Что делать?

Проблема в том, что, если будущее неизвестно, невозможно принять правильные решения, исходя из действующего опыта, набора правил, традиций и всего остального.

Поэтому единственный шанс найти ответ — проводить социальные эксперименты и практики на стыке социума, техно и природы.

Ответ нельзя, с моей точки зрения, взять аналитически. Его можно взять только в деятельности. Соответственно, ключевая ставка в стране должна быть сделана на серию быстрых, дешевых, многочисленных экспериментов, которые и задают новые управленческие практики.

Их можно взять, только попробовав себя в бою.

Перед тем, как у нас появится право смыться с этой планеты, нужно сначала воспользоваться тем, что нам было предоставлено.

Я думаю, что пересмотр отношений человеческого вида, с планетой Земля как с живым существом, как со сложным химическим объектом, является одним из ключевых вопросов современности.

Здесь можно полностью уйти от проблематики снижения потребления. Если мы можем играть в ускорение общепланетарного метаболизма, если мы можем представить, что мы являемся частью этого метаболизма, то уровень потребления может и возрастать.

Что делать?

Когда мы обсуждали мир, мы обсуждали тридцатилетний горизонт. Как только мы перешли к России, мы стали искать решение на десять лет. Это напоминает пятилетку за два года. Я думаю, мы многие столетия, начала столетий, проводили пятилетку за два года. Это и петровское, и большевистское ускорение. Я думал: неужели и на мою жизнь придется ускорение? Это будет ускорение в начале 21 века.

Я поэтому сформулирую только принцип.

Не заниматься ничем, что не имеет общечеловеческого значения.

Не играть против мира, не играть против гегемонов мира, не тратить на это время и ресурсы. Побеждать иначе.

Давайте Суворова делать нашим девизом или нашим мемом, и вспоминать, что мы умели. И русская мысль, я напомню, в XIX веке про это говорила: она это называла всечеловечностью.

То есть «русское» и означало особый способ взятия всечеловечества. Мне эта игра больше по сердцу, и мне кажется, что иначе мы будем опять растрачивать ресурсы.

А, как правило, мы же не земли свои растрачиваем, мы народ растрачиваем для достижений. А потом оказывается, что мы играли все время в рамках чужой игры.

Проблема не в том, что мы отстали от Запада на сорок лет, а в том, что сознание образованного класса во всем мире — и в нашей стране тоже — отстает лет на 150–200 от понимания, чем является современное общество, что оно должно делать.

Нам противостоит не столько сила природы, сколько наши собственные невидимые руки — институты общества, которых мы не замечали всю эпоху. Мы уперлись в технологии, связанные с железом, с паровозами, с турбинами, а нам противостоят силы, для обуздания которых нужны другие, транзакционные технологии.

Нам предстоит создавать класс платформ, которые будут материализовать не функции ветра, воды, а функции того, что сегодня делают за нас и без нас институты рынка, государства. Они не справляются с нашими проблемами.

Мы страна с инженерной конструкцией культуры. Страна «левшей» (прим. ред. — речь о тульском мастеровом, который смог «подковать блоху», главном герое повести Николая Лескова), которые могут делать не уникальные российские, а универсальные турбины, ракеты, станции, а иногда и бомбы. Поэтому нам предстоит выращивание класса конструкторов и перенос внимания с технологий энергетических даже не на информационные, а на технологии, которые сегодня имени не имеют, — на экономические технологии.

У нас право этим заниматься, потому что мы первые полезли в эту сферу, первые сломали шею. Как писал Гончаров, «передовой воин, застрельщик и — всегда жертва» (прим. ред. — цитата из критического этюда Ивана Гончарова «Мильон Терзаний»).

Себя в жертву Россия уже принесла. Теперь пора из позиции жертвы переходить в позицию экспериментатора.

#
Мнение
© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна. Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Хотите, сделаем для вас топовый канал на Дзен? Узнать подробности