mail@texterra.ru
Заказать звонок
Заказать услугу
Позвонить: 8 (800) 775-16-41
Заказать звонок

Разочарование в капитализме, финграмотность и мечта о хюгге: какими мы будем после пандемии

Разочарование в капитализме, финграмотность и мечта о хюгге: какими мы будем после пандемии Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»
Экономические потрясения пройдут. Спрос на все блестящее, приятное и ненужное восстановят экстраверты – их от 60 до 75 % в популяции человека. Офлайн-бизнес, перевязав раны, пройдя банкротства и дикие стрессы, вылезет из окопов и снова начнет удовлетворять жизнелюбие масс. Но это будет какое-то новое жизнелюбие – с примесью подавляемой тревоги и открытого желания требовать от сильных мира сего введения, вот прямо с понедельника рыночного социализма. Чтоб везде было безопасное хюгге, как в условной Норвегии или Швеции.

Мало что изменится в миропонимании жителей заповедных уголков Средневековья – в странах, чадящих нефтяными факелами на Ближнем Востоке, продающих буржуинам алмазы в Африке и пожертвовавших свое сельское хозяйство под выращивание мака в Южной Азии.

Для них миновавшая пандемия останется в памяти как привычная проблема – божья кара, поветрие, что пришло и ушло, собрав свою жатву. То есть, стихия, которая непознаваема.

А представители «золотого миллиарда» и те, кто жаждет стать миллиардом «серебряным», задумаются. Потому что увидели, как развитые и развивающиеся экономики оказываются колоссами на глиняных ногах, почти неспособными держать удар системного кризиса.

Пробуждение от сна о стабильности и благополучии

Жители стран «большой двадцатки» слишком рано решили, что жизнь предсказуема, честна и понятна. Это от непривычки думать и от обилия вокруг заманчивых безделиц, которые еще совсем недавно можно было легко получить в кредит.

Ученых на свете – всего 0,1 % от населения планеты. Предпринимателей – около 5 %. Все остальные люди в той или иной степени живут в сложносочиненном глюке. Например, полагают, что экономика – это что-то физическое, твердое и прогнозируемое. Вот, скажем, деньги кажутся россиянам чем-то таким государственным, надежным и важным.

Меж тем «Банк России», он же «Центральный банк», единственный орган, который имеет право выпускать рубли, согласно Конституции отделен от государства. Это вообще такой двояковыпуклый правовой гибрид, у которого есть ИНН 7702235133, но нет учредителей. Сам Центробанк говорит, ссылаясь на особый закон о себе и определение Конституционного суда:

«…Банк не является органом государственной власти, вместе с тем его полномочия по своей правовой природе относятся к функциям государственной власти, поскольку их реализация предполагает применение мер государственного принуждения…»

Уставной капитал и имущество Банка России относятся к федеральной собственности. Одновременно этот орган законодательно наделен имущественной и финансовой самостоятельностью. Его правовой статус таков, что государство не отвечает по обязательствам Банка России, так же, как и Банк России – по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства (а они не приняли).

Словом, юридически Центробанк и его рубли к государству никакого отношения не имеют. Но де-факто как бы имеют, потому что ЦБ может нагнуть любые частные и государственные кредитные учреждения, да и вообще все население страны.

Этот парадокс способен ли уложить в своей голове менеджер среднего звена? Мелкий лавочник? Фермер? SMMщик? Пенсионер? Студент?

Лишь более-менее образованные предприниматели, ученые и некоторые технари понимают, что российские деньги (впрочем, как и американские) – это что-то вроде высоколиквидных и чрезвычайно волатильных ценных бумаг, стоимость которых держится лишь на вере в них широких масс людей.

Подавляющее большинство населения России вообще не представляет, что такое деньги, откуда они берутся, из чего складывается зарплаты, и почему они такие «унылые» в смысле покупательской способности.

Когда нет глобальных кризисов, с этим вполне можно жить. Потому что большинству кое-как хватает заработков на повседневные нужды. Значительные же хотелки – от образования для детей и до автомобилей и квартир – оплачиваются за счет кредитов и кредитов на оплату предыдущих кредитов. А вот во время кризисов, подобных «коронавирусному», незнание, непонимание того, как устроен морок под названием «экономика» приводит к панике, депрессиям и суматошному поведению, которое только усугубляет нарастающие проблемы.

Кризис закончится, но, кажется, на этот раз у общества (у российского в том числе) возникнут вопросы и даже запросы. Понимания, правда, сильно не прибавится – откуда бы ему взяться? Ведь внедрять массовую финансовую грамотность не выгодно ни крупному бизнесу, ни тому государству, что мы содержим. Выскочат на поверхность именно что инфантильные запросы: на социальную справедливость любой ценой, на полевение внутренней политики, на популистские решения.

Лозунг «Хлеба и зрелищ!» трансформируется в «Гарантированного хлеба и зрелищ!»

Лирическое отступление

В 555 километрах от Москвы (если лететь по прямой), в полумиллионом поволжском городе, в одном из спальных районов есть продуктовый магазин известной федеральной сети. В предбаннике магазина несколько лет подряд почти каждый день стоит сгорбленная, старенькая-старенькая бабушка. Охрана не прогоняет ее и даже дозволяет пользоваться магазинной тележкой для собственных нужд.

Старушка ведет нелегальный бизнес по продаже крафтовых пуховых носочков, варежек и платков – они у нее как раз в тележке и лежат. Мягкие, легкие, но теплые и пушистые рукавички стоят 1 000 рублей. Их нечасто покупают. Цена большого, роскошного платка, на который была угроблена чертова уйма труда, доходит до 7 000 рублей. Кажется, она уже полгода один такой не может продать.

Старушка монотонно, бесконечно повторяет тихим голосом: «Дай бог всем здоровья, счастья – и взрослым, и деточкам». Потоки посетителей магазина оплывают ее с двух сторон. Время от времени кто-то подходит, щупает варежки и носки, задает вопросы. Бабушка (если спрашивают, зачем она тут) без эмоций сообщает, что пенсии не хватает на лекарства. Но о своей продукции рассказывает с увлечением – из какой шерсти вяжет, как правильно стирать ее изделия, чтобы долго служили.

Продукция бабушки и торговля ею – прикрытие для сбора подаяния. С ним можно сохранять достоинство, фактически стоя с протянутой рукой. Старушка никогда, никогда не просит помощи. Но часть посетителей магазина ссыпает ей мелочь из карманов, отдает кто 50, кто 100 рублей. Иногда у этой печальной леди случаются и продажи. Видимо, как раз после них она день-два не выходит на «рабочее место».

Вот это и есть реальная экономика в ее земном выражении.

Конец лирического отступления

Этически кризисы хороши тем, что заносчивая не по доходам, презирающая «маргиналов» масса средних, так называемых «простых» людей, вдруг сама оказывается в опасной близости от нищеты. Это отрезвляет.

Также цикл за циклом, раз за разом экономические потрясения заставляет людей соображать, что предприниматели – не совсем уж «жулики» (помните, недавно президент озвучил такое народное мнение?) Что для того, чтобы кто-то ходил на работу и тратил там на болтовню, соцсети и перекуры половину рабочего времени, некие активные люди с риском для себя и своих семей создают места, где можно это делать (прим. автора – всякие неестественные и естественные монополии и нередко стрёмный крупный бизнес мы здесь не рассматриваем).

Бюджетники – те, кто в разной форме работают на государство – экономических реалий не желают понимать в принципе, даже в кризисы. У них социально приемлемый доход сваливается на карты пятого и двадцатого, что бы ни случилось. В особом положении здесь люди нервных и тяжелых профессий – врачи, учителя, пожарные и т. п. Они чаще задают экономические вопросы, и лучшие из них уходят в частную медицину, частное образование и (в случае с пожарными) в те же охранные агентства и другой бизнес, требующий некоторой маскулинности.

Но армия клерков, бюрократов, мелких чиновников, людей проверяющих, людей согласовывающих и прочих «вахтеров» – она ничего не желает понимать про суть денег, про бабушек с их душераздирающей нелегальной торговлей, про проблемы финансирования фундаментальной науки или про жизнь людей, занимающихся, например, не массовым искусством.

Обобщенные «клерки» хорошо умеют показывать лояльность вышестоящим и кирпичное лицо подчиненным, налаживать социальные связи и выхватывать бюрократическую ренту на любом должностном островке стабильности. Про прибавочную стоимость, которая движет рынком, это массовое сословие слышало только на уроках обществознания в школе.

«Клерки» и те, кто без рефлексии «работает на дядю» склонны недоуменно озираться лишь в случае задержек зарплат, сокращений и невозможности платить по счетам. Текущий кризис заставит вздрогнуть многих из них.

В конце марта 2020 года Торгово-промышленная палата сообщила, что в секторе малого и среднего бизнеса могут потерять работу 8,6 миллионов человек. Скорее всего, эта оценка была намеренно сдержанной.

Неспроста 25 марта мы увидели обращение президента, анонсировавшего налоговые послабления для бизнеса, кредитные каникулы для россиян, потерявших из-за эпидемии треть и более доходов, и прочие антикризисные инициативы. Видимо, в высоких кабинетах прозвучали непубличные оценки ожидаемых экономических последствий кризиса, которые указывали на опасность социального взрыва. И государственный менеджмент «корпорации Россия» решил сделать попытку его предотвращения.

Лирическое отступление – 2

В конце 2019 – начале 2020 года сейлзы частных банков принялись настойчиво обзванивать заемщиков по кредитным картам. Им активно предлагается следующая услуга: страхование средств на карте «от мошенников». То есть, людям хотят продать страховку, чтобы они за свой счет защитили деньги банков. Это слишком прекрасно, ведь на кредитной карте заемщика его личных денег нет и никогда не было. Все циферки там принадлежат кредитору. Однако продажники с нажимом употребляют сочетание «ваши деньги».

Бизнес все-таки жульничает? Ну не без этого. Он же разный – бизнес-то. Самый не жуликоватый – это тот, который создает средства производства для другого бизнеса: приборы, станки, программное обеспечение, сервисы. В B2B сегменте нагло впаривать сложновато: по обе стороны невидимого переговорного барьера сидят люди, более-менее понимающие, что такое деньги и откуда они берутся.

Но вот в B2C… всё сложно. И сложность эта такова, что массовый потребитель не хочет в ней разбираться – до тех пор, пока доходов хватает на поддержание пристойного образа жизни (не хюгге, но перед соседями не стыдно) и редкие безумства – вроде отдыха не в Турции, а где-нибудь на Тенерифе. Не желает потребитель ничего понимать и нередко платит за те же невиданные по своей абсурдности страховки и прочую фантастическую ерунду.

Думать люди начинают только в момент, когда становится страшно. Когда идиотские услуги и никчемные товары предстают перед глазами во всем своем убожестве.

Конец лирического отступления

Нынешний необычный, странный, гибридный кризис заставит миллионы пассивных обывателей проснуться и переоценить свое экономическое и социальное положение с более трезвых позиций. Довольно большая часть очнувшихся начнет переоценивать сам капитализм, сложившийся вокруг. И у этого будут последствия.

Осознанное потребление? Профессиональный рост? Нет – вынь да положь нам гарантии

Большинство так называемых «простых» людей никогда в жизни не обратит вопрошающий взор на самих себя. Кризис немного встряхнет их. Возможно, заставит пересмотреть отношение к головокружительным радостям потребительского кредитования и чуть скорректировать свои способы искать работу.

Но фундаментального изменения в умах не произойдет. Реакцией ширмасс на кризис будет невнятное, но бурное требование социальных гарантий от государства. Назовем это запросом на автократический рыночный социализм. Ленивый, имеющий неактуальные профессиональные навыки «простой» человек уже через год будет готов отказаться от личной свободы (с которой не знает, что делать) и от любой ответственности за свою жизнь.

Он взвоет о новом СССР, в котором будет позволена мелкая рыночная самозанятость, но в целом станет господствовать найм в старом добром стиле «вы делаете вид, что нам платите, а мы делаем вид, что работаем».

Интереснее будет запрос от экономически активного меньшинства. Его можно обозначить как ожидание поворота к истинному рыночному социализму. Если упростить, это вот что:

  • Важнейшие системы инфраструктуры контролируются государством и обществом через парламент, СМИ и НКО. Бюджеты добывающей отрасли, энергетических компаний, поставщиков воды, газа и т. п. публичны и обсуждаются всей страной.
  • Рента от разработки природных ресурсов ровным слоем размазывается по всему общественному «бутерброду».
  • Базовая медицина и образование до уровня бакалавра бесплатны. Расходные части соответствующих бюджетов публичны и подконтрольны обществу.
  • Инвалиды, пенсионеры, дети, матери-одиночки в принципе не могут оказаться в нищете. Выстроена система пенсий и пособий, которая позволяет не стоять с протянутой рукой. Дети-инвалиды всегда получают помощь за счет бюджета, и никаких «с миру по нитке» на Первом канале.
  • Мелкий, малый и средний бизнес имеет наивысшую степень свободы. Он торгует чем хочет и где хочет, открывает новые компании за пять минут онлайн. Продвигает в интернете хоть пиво, хоть безрецептурные лекарства, хоть казино. Налогообложение прогрессивное. Самозанятые и наемные работники с доходом до 20 тысяч долларов США в год налогов не платят вообще.
  • Крупный бизнес контролируется антимонопольной службой, СМИ и НКО. Он платит самые большие налоги, в том числе налог на роскошь.
  • Экономически активное население вкалывает потому, что хочет иметь высокий уровень жизни. Сознает при этом, что чем богаче становишься – тем больше должен платить налогов для поддержания жизни стариков, детей и инвалидов. Господствует простая мысль: «Завтра инвалидом могу стать и я. Послезавтра постарею и я».

Напоминает Норвегию, Швецию и прочую Скандинавию, не так ли? Кстати, вот прогноз: упомянутые страны пострадают от текущего кризиса менее всего – именно благодаря сложившемуся в них истинному рыночному социализму.

А вскоре мы увидим социалистический поворот в США и нескольких других странах G20. 26 марта 2020 года сенат США единогласно проголосовал за выделение из бюджета 2 триллионов долларов (!) на помощь национальной экономике. В конце марта Ирландия и Испания временно национализировали частные больницы, чтобы помощь в них могли получать все граждане. Это первые ласточки.

Странный «коронавирусный» кризис 2020-го обнажил все язвы современного капитализма слишком хорошо. Все недостатки этой общественной формации можно свести к господствующему в ней принципу «Да умрет слабый, падающего же подтолкни».

Это до последнего времени работало – криво, косо, но без больших потрясений, а лишь ценой тысяч и миллионов личных и семейных трагедий. Но оказалось, что в условиях неожиданной пандемии капитализм оказался несостоятелен. Трагедия может случиться с сотнями миллионов. А это уже неприемлемо.

Лирическое отступление последнее

Мы будем много тревожиться после окончания пандемии, потому что стресс резкого обнищания и потери ориентиров – это долгосрочная травма. Но зато получим шанс немного поумнеть, сменить жизненные приоритеты и стать более гуманными. И даже тут – в «угрюмой России».

Знаете, какова главная и тайная червоточина отечественной капиталистической экономики? Она кроется в стиле делопроизводства.

Если вы полюбопытствуете, то увидите, что в любом ООО руководитель все еще издает… приказы. «Приказ номер такой о снабжении огнетушителями офиса по адресу…», «Приказ номер такой-то о создании отдела маркетинга…», «Приказ номер такой-то о назначении Иванова В. В. пикчером…»

На дворе XXI век. Какой такой к черту, к дьяволу, к Махатме Ганди приказ? Что это вообще? Мы хюгге хотим или вот это:

…тайну слова «приказ», назначенье границ,

смысл атаки и лязг боевых колесниц?

(В. Высоцкий)

Не-е-ет. Мы хотим именно что хюгге в широком смысле: работать на любимой работе; делать бизнес не для выживания, а потому что сверхидея есть, или просто так удобнее «работать на любимой работе»; жить в индивидуальных уютных домах или таун-хаусах, а не в человейниках; быть частью большого мира – импортировать то, чего у нас не растет, экспортировать продукты своего интеллектуального труда; не трястись за детей, а с любовью отпускать их искать себя и свое место в безопасной и интересно живущей стране.

Мы этого хотим на самом деле. И даже агрессивное от страха, инфантильное большинство хочет именно этого. Возможно, «коронавирусное» потрясение заставит его осознать свои истинные желания.

Не исключено и то, что «простые» люди наконец постараются напрячься по поводу собственной финансовой грамотности и впервые в жизни узнают, что такое деньги, и откуда они берутся. А активное меньшинство через все возможные каналы продвижения разъяснит им, что:

  • «падающего подтолкни» – это принцип первобытный, дикий и мерзкий;
  • жизнь – не «ярмо», не «борьба», а разумное путешествие познающего себя и мир человека;
  • деньги – абстракция, экономика – тип отношений между людьми; не люди для экономики, а экономика работает для людей;
  • авторитетов нет, особенно если на авторитет претендуют силовым способом;
  • то, что 1 % населения Земли контролирует примерно 50 % всех материальных ресурсов планеты – это острейший дисбаланс, так быть не должно;
  • не весь бизнес жуликоват, и его можно контролировать через институт публичной репутации, и вообще – бизнес бывает созидательный и даже захватывающий;
  • если Норвегия, Швеция, Дания и другие смогли – остальные тоже могут.

Конец лирического отступления да и колонки тоже

#
Бизнес Мнение
© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна. Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Хотите, сделаем для вас топовый канал на Дзен? Узнать подробности