Рассылка по интернет-маркетингу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных

«В России не нужно специально продвигать женщин – сами придут и возьмут»: интервью с девушками об успехах в бизнесе

27 мая 2020 Семен Семенов
Время чтения: 35 минут Нет времени читать? Нет времени? 0 комментариев
Отправим материал вам на:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
«В России не нужно специально продвигать женщин – сами придут и возьмут»: интервью с девушками об успехах в бизнесе Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

В недавнем выпуске Дудя о стартапах в Кремниевой долине не было ни одной женщины. Складывается впечатление, что мир больших денег и бизнеса строят исключительно мужчины, неся на своем горбу непосильную ношу ответственности за будущее человечества. Женщинам же остается только рожать и заботиться о подрастающем поколении.

Если нет популярных топ-менеджеров женщин «у всех на слуху», это не означает, что их нет вообще. Мы в редакции TexTerra развеяли мифы и поговорили с шестью девушками, которые достигли колоссальных высот в карьере. Спойлер: рожать, строить карьеру, красить ресницы и привлекать миллионные инвестиции можно одновременно.

Для удобного перемещения по вопросам используйте оглавление.

Расскажите о себе

– Я родилась в Екатеринбурге, закончила Уральский государственный технический университет, где изучала менеджмент. Еще в институте, начиная с 3-го курса, я стала работать в региональном отделении журнала Cosmopolitan агентом по продажам рекламы. Через год меня пригласили, также, менеджером по продажам в только что открывшийся филиал ИД «Коммерсант», где я проработала три года, став последовательно директором по рекламе, а потом и руководителем представительства «Коммерсантъ» в Екатеринбурге.

Потом я переехала в Москву и снова пошла продавать рекламу, в «Сообщество менеджеров E-xecutive». Оттуда меня переманили в холдинг «Проф-Медиа» на позицию руководителя небольшого издательского дома. Через три года холдинг был куплен Rambler, и меня назначили туда коммерческим директором.

После «Рамблера» я ушла в стартап, который тогда никак не назывался – меня нашли акционеры инвестфонда Ru-Net и сказали, что хотят сделать «видеокомпанию в рунете». Из этого стартапа мы сделали известный всем проект-блокбастер ivi.ru, где я была три года генеральным директором, и который сейчас входит в топ-20 самых дорогих компаний российского интернета.

После ivi был big data стартап с Олегом Тиньковым, три года в качестве директора по цифровым технологиям в «Билайне», руководство сервисами в российском подразделении Apple, а с прошлого года я работаю директором по глобальному развитию в Viber. Это – моя первая глобальная позиция, у меня 70 человек в 9 офисах по миру: маркетинг, пиар, аналитика, партнерства.

Весь карьерный путь занял почти 20 лет усиленной работы. Мне повезло, что я попала в только зарождающуюся digital-индустрию и каждый день работала только над тем, что мне искренне нравится.

– Я родилась в подмосковном городе Коломна. Школу закончила с медалью, после школы поступила в Российской государственный гуманитарный университет в Москве на факультет лингвистики, на специальность «Лингвист-переводчик». Владею тремя языками: английский, испанский, итальянский. Во время учебы ездила учиться по обмену в Неаполь.

После университета я по семейным обстоятельствам уехала в Дагестан, в военную часть. Три года жила там, начала работать преподавателем в университете, затем стала проректором по научно-исследовательской работе. Там я поступила в аспирантуру, параллельно получила второе высшее экономическое образование.

Через три года опять вернулась в Москву. Я понимала, что наукой себя в большом городе не прокормить, поэтому в 2011 году устроилась в «М.Видео» синхронным переводчиком к IT-директору, экспату из Англии.

Год проработала переводчиком, пока не произошло очередное поворотное событие в моей жизни – заболел один из системных аналитиков. Сложность в его работе была в том, что партнерами по проекту были англичане. Внутри компании не нашлось никого лучше меня, кто бы хорошо знал английский язык и подменил аналитика.

Мне объяснили, что делать, познакомили с техническим заданием (ТЗ): «Ира – это ТЗ, ТЗ – это Ира». Я две недели работала над проектом, пока не вышел с больничного мой коллега.

Через неделю ко мне подошел руководитель и предложил пойти к нему системным аналитиком: «Ты хорошо справилась, приходи ко мне, у тебя есть все шансы». Нужно понимать, что IT для меня в то время – это кнопочки, а затем какая-то магия. Так началась моя карьера в IT.

Я прошла путь от системного аналитика, менеджера ИТ-проектов, руководителя отдела до директора продуктового офиса, с нуля построив продуктовое управление в группе компаний «М.Видео-Эльдорадо». В апреле 2020 года я перешла на позицию директора по продукту в «Яндекс».

– Я родом из города Екатеринбург, мои родители – простые инженеры из провинции, окончившие техникум связи. Сама поступила в языковой лицей № 2 с английским уклоном в Екатеринбурге, окончив его с серебряной медалью. Я понимала, что родители не смогут заплатить за обучение, поэтому ВУЗ и факультет я выбрала далеко не самый престижный.

Я поступила на математический факультет педагогического университета в Екатеринбурге. На пятом курсе я уже работала в школе учителем информатики. После окончания института случился парадокс – в моем городе не нашлось школы, где были бы доступны вакансии учителя математики. Одна директриса сказала мне: «Ирина, быть учителем – дорогое удовольствие. У тебя должен быть муж, который будет содержать семью».

Попадание в правильную компанию на начальном этапе – это залог успешной карьеры. Совершенно случайно я увидела, что компания «Юнилэнд» набирает сотрудников и устроилась к ним, пройдя конкурсный отбор. Зарплата была очень маленькая – 3 000 рублей: заплатить за садик, немного продуктов и квартиру – но компания стала отличной школой переговоров. Через два месяца меня уже повесили на «Доску почета», за то, что я сделала нужный объем закупок.

Проработав несколько лет в продуктовом бизнесе, я решила, что хочу работать в международной компании. Около года я искала нужную работу, потому что в 2000 году региональных представительств международных компаний в Екатеринбурге было очень мало. Чаще всего нужные мне позиции занимали мужчины.

Я прочитала объявление, что в компанию Philips нужен торговый представитель. Прошла порядка 5 этапов интервью в агентствах. Проработала полтора года, вывела свой регион на объемы, которые иногда даже превышали продажи сетей в Северо-Западном регионе. Мой руководитель сказал, что меня ждет повышение и я буду отвечать за продажи в половине страны, но один из моих коллег предложил мне выйти за него замуж. По внутренним принципам компании и по личным соображениям, мы решили, что лучше не работать вместе, поэтому я сделала выбор в пользу семьи, так как до этого 8 лет воспитывала ребенка одна.

Я переехала в Москву, у нас родилась дочь, два с половиной года я не работала. Как только я решила снова работать, пришлось все начинать с нуля. У меня была куча страхов, комплексов провинциалки, приехавшей в Москву. В итоге, я пришла в Американскую компанию «3M», с нуля развивать новое направление.

Мой руководитель сказал примерно следующее: «Ирина, вот тебе Москва, в ней есть торговые сети, через год ты должна быть везде». Я пошла и через год была там, где было нужно. Через несколько лет мне захотелось больших объемов и сложных задач.

Меня пригласили в компанию Metro на должность старшего менеджера по работе с ключевыми клиентами. Был 2012 год, страна начала готовиться в «Олимпиаде 2014». Нашу компанию сделали рекомендованным поставщиком продуктов питания для Олимпиады, и я участвовала в переговорах с лучшими мировыми компаниями. Потом был «Чемпионат мира по футболу» и «Кубок конфедерации».

Моя последняя позиция в Metro – работа с советом директоров, я определяла стратегию канала Food service delivery и Национальные сети. В прошлом году я ушла из компании. Через несколько месяцев, по рекомендации коллег, меня взяли в X5 руководителем отдела продаж в «Перекресток Онлайн».

– Я родилась в Иваново. Получила два высших образования: лингвистическое и экономическое. Кроме того, получила стипендию от «Ротари-клуба», чтобы изучать культуру и искусство в Германии. Так вышло, что я вернулась в Россию, закончила университет, вышла замуж.

После окончания вуза, мы с мужем решили переехать в Москву. Первым местом работы была английская компания из коммуникационной индустрии, которая занимается BTL, но проработала я там недолго.

В 2002 году я пришла на собеседование в брендинговое агентство Depot на позицию помощника менеджера. Вот уже 18 лет я нахожусь в этой компании, проделав долгий путь с первой позиции до управляющего партнера. Фактически, Depot – моя профессиональная родина.

Параллельно своей работе, занимаюсь еще общественной: вхожу в комитет по рекламе в Торгово-промышленной палате РФ. Кроме того, я – президент Ассоциации брендинговых компаний России. Ее создали в 2009 году, чтобы индустрия брендинга была самостоятельной цивилизованной индустрией. В прошлом году меня избрали на пост президента, до этого ею руководили основатели.

– Родилась я в Грузии. До 12 лет жила там, пока семья в 1994 году из-за переворота в стране не эмигрировали в Россию. Школу уже закончила в Москве. По настоянию родителей поступила на фармацевтический факультет Первой медицинской академии имени Сеченова.

Первая работа – провизор в аптеке. Работа дала хорошие знания рынка, навыки, но она мне не нравилась. Творчество, рисование, пианино – это моя история. Поэтому пошла получать второе высшее по маркетингу в Плехановскую академию. Тогда я думала, что это будет логичным дополнением к моему первому фармацевтическому образованию, так как в России началась эра Западных фармкомпаний.

В 22 года сама устроилась в крупную мировую фармацевтическую компанию Ferrosan (производители Мульти-Табс), нынче Pfizer. Начинала с координатора отдела маркетинга. В 25 лет доросла до бренд-менеджера. В западных фармкомпаниях это считается не только престижной должностью, но и высокооплачиваемой работой, до этого дорасти очень сложно. И самое чудесное – мне доверили вести люксовые бренды: выведение «с нуля» брендов женской нутрицевтики, сети студии экспресс-диагностики при аптеках.

За годы работы в сегменте luxury я поняла, что абсолютно неважно, в какой сфере работает человек – важны его навыки. Хоть колготки продвигай: если умеешь грамотно донести до аудитории ценности бренда, ты станешь лучшим. Но мне надоело работать на дядю. Ценность свободы взяла верх над статусом.

В 30 лет я ушла в никуда, так как захотелось запустить собственный туристический бизнес, в котором все делать по-другому. Несколько лет назад люди покупали только стандартные пакеты «Египет / Таиланд / Турция». Мало компаний делали индивидуальные туры, выстраивая нетривиальные сложные маршруты. И я начала создавать собственный бренд.

– Я из Ростова-на-Дону. Школа, институт, первые шаги в карьере и первый бизнес: все были в Ростове. Работала на телеканале «РБК-Южный Регион», где за два года преодолела путь от внештатного журналиста до редактора ежедневного выпуска новостей и продюсера канала. Оценив возможности, которыми обладала на момент окончания института, на пятом месяце беременности дочерью Софией выбор был сделан в пользу ивент-индустрии.

В 2009 году началось сотрудничество с «Русскими сезонами XXI века». Потом поехала учиться в Москву в Школу продюсирования Алексея Бокова. Работала с режиссером Павлом Лунгиным на Фестивале им. Андрея Тарковского, с примой-балериной Мариинского театра и Американского театра балета Дианой Вишневой, создала и запустила «Национальный Рекламный Форум», «Национальную Премию Бизнес-коммуникаций».

Почему рынок снижает ценность труда женщины?

– Я бы не сказала, что рынок специально отодвигает женщин на задний план. Возможно, в «тяжелых секторах» – промышленность, нефть, газ, банки, но в нашей IT-индустрии нет явной дискриминации. Думаю, такое мнение складывается потому, что женщины зачастую сами прячутся в тени своих коллег-мужчин.

В России и странах СНГ вообще очень сильны советские стереотипы: некрасиво торговаться, продавать себя, быть выскочкой. В компаниях, в которых я работала, никогда не возникало установок, что женщинам нужно платить меньше.

Мужчины переговоры о зарплате ведут гораздо жестче, отстаивают позицию, приводят аргументы, четко следуют генеральной линии. Если компания хочет нанять именно его, мужчина воспользуется этим и будет продавливать свою позицию.

Женщины могут сделать шаг к попытке торговаться, но, услышав первый аргумент против, они практически сразу отступают. Женщины гораздо реже просят повышения в должности или в зарплате, проявляют меньше инициативы, стесняются спрашивать. Возможно, именно за счет этого получается разница в оплате труда.

– Сложно судить, потому что обычно информация о зарплатах закрыта. Интуитивно, мне кажется, что различий в зарплате нет. Я не чувствую, что мне платят меньше, чем кому-то.

В крупных компаниях есть «грейды» – зарплатные уровни. Такой подход позволяет нивелировать риск того, что тебя как-то не так оценят. Если приходишь в компанию на определенный «грейд», то там есть «вилка», в рамках которой ты получаешь зарплату.

– Я не считаю, что у женщин меньше карьерных возможностей, чем у мужчин. В тех компаниях, которых мне довелось работать, соотношение мужчин и женщин – 50/50, а то и больше в пользу женщин. Если женщина выходит на уровень руководителя, то ее уже сложно обделить в зарплате, так как она знает себе цену.

Если говорить про персонал среднего уровня, я сталкивалась с тем, что у мужчин, зарплаты выше, чем у женщин. Я считаю, что женщин часто недооценивают на средних позициях. Считается так, что ей поможет супруг, она потерпит, а мужчине семью надо кормить.

– Об этом много говорят, но нужно брать в виду индустрию, о которой идет речь. В силу общественного и делового статуса, я бываю на всевозможных конференциях, в том числе и женских. Если мы берем коммуникационную индустрию, я бы не сказала, что здесь есть проблема у женщин. Наоборот, во многих агентствах моих конкурентов женщин намного больше, чем мужчин. Это и есть проблема.

Все сложнее найти мужчину на руководящую позицию в коммуникациях. Управлять коллективом должны две головы – мужская и женская. Пусть они будут неравнозначны во внутренней иерархии, но это было бы важным балансирующим решением. Нельзя одному мужчине или одной женщине стоять у руля организации.

– Мы живем в патриархальном обществе, нам изначально вбивают с детства роли поведения. Женщины с детства играют в «дочки-матери», а мужчинам прививают мысль, что они должны зарабатывать, кормить семью, строить карьеру.

Из всех стран мира, только 12 государственных лидеров – женщины. Выбраться из той патриархальной модели, которую нам навязали с детства, очень тяжело. Зачастую мужчина злоупотребляет властью, держит под контролем деньги, позиции на работе с тем, чтобы контролировать женщин: «Знай свое место!».

Отчасти, это неплохо. От женской роли никак не уйти – важно и рожать, и растить детей. Но саморазвитие никто не отменял – поэтому женщине параллельно приходится заниматься очень многим. А мужчина, как принято у нас в обществе, имеет право фокусироваться только на работе.

При устройстве на работу меня всегда спрашивали, замужем ли я и есть ли дети. Когда я говорила, что есть жених, меня спрашивали, когда я выхожу замуж, когда планирую рожать. В России западные компании тоже работают по здешней модели. Когда я ездила на заводы в Данию, женщину боготворили, отпускали домой в 5 часов, ей позволяли работать даже до последних сроков беременности и выплачивали солидные декретные.

– Возможности женщины и мужчины не равны во всем мире и на всех уровнях. Есть интересные и успешные практики, которые важно изучать, трансформировать под наши реалии и внедрять. Достаточно наблюдать за деятельностью Мишель Обама, Меган Маркл, Мелинда Гейтс, Шерил Сэндберг (Facebook), инициативами крупнейших корпораций. Важно уже то, что стали обсуждаться вопросы, которые раньше не поднимались и широко не освещались.

Например, обсуждение вопросов матерей-одиночек, не только с циничной позиции, что это самый выгодный сотрудник. Очень наглядно стереотипы показывает сериал «Американская история преступлений». Он подсвечивает события в жизни женщины, которые мы привыкли не замечать, уже этим создавая трудности и неравенство.

В чем разница «женского» и «мужского» подхода в управлении и работе?

– Люди идут к одной цели через разные подходы. Мужчины ориентированы на быстрый результат, их не очень интересуют мелкие детали, они работают на инновации и конечный вау-эффект. Им важна соревновательность и возможность выиграть, не важно, что: контракт для своей компании, долю рынка, проект.

Женщины с одной стороны более эмоциональны: заботятся о настроении в команде, часто пытаются организовать коллективное принятие решений, чтобы все участвовали.

А с другой стороны, они более последовательные и ответственные, особенно в части рутинной ежедневной работы. Женщины – перфекционистки и чаще доводят дело до конца. Особенно хорошо женщин брать на начальные позиции, туда, где требуется большая усидчивость.

Мне кажется, что у меня более мужской подход в управлении, потому что я всегда нацелена на максимально быстрое достижение результата.

– Я не сталкивалась со сложностями, связанными с гендерной принадлежностью в управлении. В IT-сфере очень размыта граница между «мужским» и «женским», потому что отрасль довольно новая. Средний возраст работников – 35 лет. Кажется, у людей этого поколения граница полов не такая сильная.

– За всех женщин я говорить не могу, все разные, стили управления отличаются. У женщины более эмоциональный подход, у мужчин – рациональный. Мне кажется, что у женщин между собой бывает бóльшая конкуренция, они часто топят друг друга в карьере.

У мужчин чаще встречается то, что они помогают достигать более высоких позиций коллегам. Общие темы разговоров, охота, рыбалка делает их не только друзьями, но и партнерами в работе.

– Женщина часто подвержена эмоциональным вспышкам. Мужчина более устойчив и может подстраховать в нужный момент. И наоборот – женщина является лучшим переговорщиком, потому что может использовать свой эмоциональный интеллект. В переговорах прямота мужчин мешает, нужно лавировать.

Роль лидера мужчины я отвожу мужчине. Если женщина единолично владеет компанией, ей приходится себя ломать, для того, чтобы сохранять жесткость. В моем понимании, это противоестественная история, хотя, если ты управленец, тебе приходится быть жестким к себе и к окружающим.

– У женщины больше эмпатии, сочувствия, душевности в управлении, меньше жестких решений. Конечно, есть жесткие управленцы, но я держусь середины. Женщина готова работать бесплатно очень долго, за гораздо меньшие деньги, лишь бы реализовываться.

– «Мужской» – это завоевание, стратегии, «женский» – созидание, преобразование. Именно эту сильную сторону и важно стремиться усиливать во всех сферах.

Для меня во многом очень ярким примером стал кейс Светланы Нигматуллиной, с которой мы познакомились в Калининграде. Негативный опыт с одной из авиакомпаний она трансформировала вместе с руководством компании в решение проблемы людей с инвалидностью.

Очень вдохновляет опыт европейских предпринимательниц, где преобладает семейный бизнес совместно с супругом или детьми. Многие предпринимательницы ведут бизнес во 2-3-м поколениях.

Еще большее впечатление производит возраст, в котором женщины открывают свое дело и получают финансирование, кредиты. Например, в Германии и Италии – это 55-65 лет. В России возраст предпринимательницы в 70 % случаях – 25-44 года.

Что должно произойти, чтобы исчезло неравенство полов в карьере?

– Индустрия IT и Digital – была всегда традиционно мужской сферой. Разработчики, программисты, аналитики пришли из математических и технических вузов, где всегда было больше мужчин. Но в этой сфере каждый год появляется все больше позиций, на которых работает много женщин – это функции маркетинга, продаж, развития продуктов, дизайна и проектирование интерфейсов, поддержки пользователей. В последние годы дисбаланс выравнивается, потому что, помимо создания кода продукта, необходимо его продвижение до конечного потребителя.

Если говорить про топовые управленческие роли, то в мире все больше примеров, когда женщины появляются в руководящем составе. апример, Шерил Сандерберг, операционный директор Facebook, или Мариса Майер, экс-гендиректор Yahoo.

Стоит отметить, что компании сферы IT намного более привлекательны для женской карьеры, в отличие от банков или нефтегаза. Поскольку индустрия молодая, у сотрудников нет зашоренности, предубеждений, стереотипов, что «место женщины на кухне». Культуры в этих компаниях очень открытые, поэтому шовинистского отношения нет: женщин продвигают, позволяют занимать высокие позиции, если их квалификация релевантна.

– Я, наверное, счастливый человек, – с таким не сталкивалась. У меня есть 4 школьные подруги. Каждая из них очень успешна в своей сфере. Ни дети, ни семья, ни высокие каблуки с макияжем по утрам не мешают нам реализовываться профессионально. Возможно, людям свойственно искать причины неудач в других вещах, но не в себе конкретно.

– Конечно, отрасли бывают разные. Женщина и в продажах, и в закупках, и в операционной деятельности может себя реализовать. Мне встречались очень сильные управленцы как женщины, так и мужчины.

Безусловно, есть профессии, где мужчин больше, но это не значит, что это дискриминация. Например, врачи-онкологи, хирурги, они незаменимы в своей профессии. Конечно, женщины и там работают, но их в разы меньше в силу особенности профессии. Эмоционально тяжело выдерживать столько болезней, смертей.

– В коммуникациях много женщин, и тут нет явного деления по половому признаку. Но если мы посмотрим на директоров в маркетинге, то мы увидим, что женщин гораздо больше. У нас в агентстве есть кодекс, который регламентирует гендерные вещи. Сейчас этим никого не удивишь, поэтому у нового поколения даже говорить об этом считается плохим тоном. В творческой среде то, что ты мальчик или девочка, обсуждать не принято. Молодежь очень обижается, если кто-то из старшего поколения позволяет себе высказывания на этот счет.

Я человек старой закалки, родилась в 70-е, поэтому ощущала на себе неравенство. Если ты подчиненная и у тебя есть начальник, то он может себе позволить и какие-то высказывания, и мимику, которая касается гендерных вещей. Мужчина, называя женщин «девочками», возможно, ничего в виду не имеет. Просто на подкорке у него зашито: «Женщина, знай свое место».

С другой стороны, я противник всевозможных женских клубов, где эмансипированные женщины говорят, что они достойны управлять. Если природой было заложено распределение ролей мужских и женских, то это неспроста. В своей деятельности я интуитивно придерживаюсь этих ролей.

Такой гендерный баланс – это оптимальная структура правления. За счет своей специфики они друг друга взаимодополняют. Женщина по натуре тактик, нежели стратег. У мужчины есть более глобальное видение, в то время как женщина – лучший исполнитель.

– Россия далека от того, что происходит в мире в отношении женщин. В нашей стране, чуть ли не единственной из всех развитых, цивилизованных стран не принят Закон о семейном насилии. Даже в Украине, Беларуси и Грузии – везде этот закон приняли. Возможно, это отголоски советского патриархального прошлого. И очень жаль.

– Неравенство будет исчезать постепенно. Единого решения нет, это целый комплекс мер. Главное, сегодня об этом стали говорить профильные ассоциации и общественные объединения, корпорации. Механизм запущен и уже начал приносить свои плоды.

Назовите три личных качества, которые вам помогли сделать карьеру.

– Целеустремленность. Хотя это качество есть у всех людей, сделавших карьеру. Иначе, ничего бы не получились.

Любознательность. Мне интересно узнавать новое в разных областях, связанных не только с работой. Если я чего-то не знаю, я пойду гуглить, читать об этой области. Не боюсь сказать, что я не знаю, переспросить. Любознательность помогает строить диалог с разными людьми. Всегда интересно поговорить с человеком, если у него есть дополнительный багаж знаний, связанных не только с профессией. Я была больше чем в 60 странах мира, и всегда изучала новые места, читала, задавала вопросы местным о том, как они живут, отдыхают или платят налоги.

Коммуникабельность. Каким бы гениальным профессионалом человек ни был, ему важно уметь продавать свои идеи даже внутри компании, отстаивать свою точку зрения, проводить переговоры. В больших корпорациях важно не только иметь хорошие отношения с руководителем, но и уметь выстраивать горизонтальные связи. Результат любой успешной работы – это проект, объединяющий людей из других функций.

– Первое – ориентированность на достижение результата. Меня часто удивляло, почему продвигают именно меня, а не коллегу с блестящим IT-образованием и опытом. Для себя я объяснила это так: можно быть отличным экспертом, но при этом не достигать необходимого результата. Руководство очень ценит, когда ты бросаешь все силы на достижение цели, даже если ты никогда этого не делал.

Второе – установление понимания между людьми. Люди, работающие в IT, часто интроверты. Мне помогала первая профессия переводчика: эмпатия, понимание людей, умение перевести с языка разработчика на бизнес-язык, и донести это.

Третье – я не принимаю решения, исходя из страха. Люди совершают поступки и принимают решения, т. к. боятся быть уволенными, лишиться должности. Как показывает моя практика, подобные действия делают только хуже.

– Нацеленность на результат, баланс между экономической целесообразностью и рисками, наличие миссии (то, что я делаю, должно нести общественную ценность).

– Первое – есть такая поговорка: «Пацан сказал, пацан сделал». Я стараюсь придерживаться этого правила. Меня сильно раздражает, когда люди не отвечают за данные обещания. Обязательность – очень важное качество.

Второе – дисциплина. Я занимаюсь любительским спортом и знаю, что без дисциплины не добиться поставленной цели. Ты должен идти через боль, слезы, преодолевая себя.

Третье – коммуникабельность. Я пытаюсь общаться с людьми и того же жду от них. Правда, открытость иногда служит мне плохую службу, но в массе люди хорошие. Я искренне верю, что если ты будешь высказывать свою точку зрения, то люди будут доверять тебе.

– Первое качество – инфантильный оптимизм. Когда человек создает бизнес, он со стороны выглядит безумцем. Он работает бесплатно, вкладывает свой ресурс, деньги, слепо верит в «неопределенное» будущее, верит в свой проект, идею настолько, что зачастую добивается успехов.

Второе – отсутствие слова «нет». Даже самую безумную идею сотрудника на совещании я воспринимаю адекватно и открыто. Все всегда начинается именно с выхода из зоны комфорта.

Третье – самодисциплина, фокусировка на цели и доведение дел до конца. Занятия фортепиано при консерватории, дисциплина, засиживание до ночи помогли научиться упорству.

– Трудолюбие, гибкость, оптимизм. Ключевые источники роста для меня – постоянное расширение своих горизонтов, образование, окружение и труд. А главная опора – семья. Я, как и любая женщина, прошла длительный путь в нахождении баланса между работой, трудностями в воспитании ребенка и выстраиванием семейных отношений.

Что посоветовать мужчине-руководителю, чтобы женщины сами хотели с ним работать?

– Нужно больше хвалить людей. Похвала – это самый простой и бесплатный способ мотивации персонала. Он прекрасно работает с женщинами, потому что им важно подбадривание. Женщины-руководители склонны поощрять высокий эмоциональный дух в коллективе, командную работу, когда все дружат, как в семье. К сожалению, руководители мужчины часто забывают об этом.

Даже психологи говорят, что если у тебя есть дочь, то ей надо говорить, что она сможет это сделать, она умница и молодец, и у нее все получится. Для мальчиков же нужно использовать соревновательную мотивацию: «Ты что, не можешь как Петя?!», чтобы мальчику было неудобно проиграть, и он стремился брать новые высоты.

Я, например, работала с Олегом Тиньковым, и он предпочитал больше соревновательную мотивацию, поэтому, наверное, основной костяк его команды – мужчины.

– Наверное, мужчинам нужно относиться к женщине, как к равносильному партнеру. Когда мы разговаривали с одним генеральным директором крупной компании на эту тему, он рассказал такую историю. В то время он учился в Испании на курсах в бизнес-школе, и там подняли вопрос про количество женщин в топ-менеджменте. Мой собеседник сказал, что у них в компании мужчин и женщин в топ-менеджменте поровну.

Все начали задавать вопросы о том, как ему этого удалось достичь, возможно, есть у них специальная программа. Он им ответил, что в России не нужно специально продвигать женщин – они сами придут и возьмут то, что им нужно. Мы посмеялись.

– Мужчинам следует больше ценить женщин, не обижать – очень часто считается, что если ты мужчина, то ты прав. Женщина, как исполнитель, на своих плечах очень часто приносит гораздо больше пользы, они более ответственны, внимательны, работоспособны.

– У молодого поколения я не замечала пренебрежения к женщине. Мужчин бы предостерегла от пренебрежительных обращений в сторону женщин. Когда проходят деловые встречи, даже я чувствую себя некомфортно, когда с нашей стороны мы едем только женским составом, а по ту сторону «баррикад» сидит только мужской состав. Если там есть мужчины из возрастной категории, то зачастую тебе могут дать понять, что ты женщина и тебе не место здесь. Это касается переговоров на высоком уровне, например, генеральных директоров. На более низких уровнях это меньше ощущается.

Еще меня задевает то, что на переговорах мужчина обращается к мужчине, взглядом нивелируя присутствие женщины.

– У меня 99 % сотрудников – женщины. К сожалению, у мужчин с высоким сервисом сложности. Мужчина гордый, неподатливый, не склонит голову, когда надо. Женщина более терпелива и умеет лавировать. Мужчина фокусируется на деньгах, планировании, бизнес-процессах, власти. Женщина больше стремится к созиданию, реализации задуманного.

– Научиться слышать. Это относится и к женщинам. Когда партнеры слышат друг друга, их базовые ценности схожи, то остальные преграды преодолимы. Без мужчины женщине трудно построить бизнес. Чувствовать силу рядом – это важно, мой опыт партнерства это неоднократно доказывал.

Как получается справляться с нагрузкой, если есть семья и дети?

– Тема баланса семьи и карьеры в России очень сложная, потому что в нашей стране считается, что женщина должна сначала 8 часов работать на работе, а потом вечером дома отрабатывать вторую смену. Моей дочери 14 лет, и хотя сейчас с ней уже совсем не сложно, нужно каждый день готовить еду и следить за учебой.

Когда она была маленькой, несмотря на то, что я работала на хороших позициях и могла позволить себе няню, сложно было в эмоциональном плане. Любая работающая мать всегда сталкивается с собственным чувством вины, что она мало времени уделяет ребенку.

Я поняла, что важно качество, а не количество времени, проведенное с ребенком. Бывает так, что мать присутствует рядом, но постоянно читает почту в телефоне. Это не сделает вашу связь крепче. Лучше каждый вечер 30-40 минут побыть с ребенком, но без телефона и максимально вовлеченно: поиграть в игры, почитать, посмотреть кино или мультики вместе.

– Наверное, я повторюсь, но я счастливый человек. В «Яндексе» мамочки с детьми могут сформировать гибкое рабочее расписание. Если тебе нужно отводить и забирать детей из садика или работать какие-то дни дома, то ни у кого проблем не возникает. Главное, что ты выполняешь свои задачи. Дальше все зависит от женщины: насколько она организована и умеет совмещать личную жизнь с работой. Да, работать нужно много, но с гибким графиком ты можешь уложить детей спать, а потом завершить дела.

Когда я вела переговоры с представителем HR на позицию в «Яндекс», то удивилась тому, что на собеседовании рекрутер рассказывал мне, насколько хорошие условия у компании по ведению беременности: полное сопровождение женщины от беременности до родов в лучших клиниках Москвы, большие подарочные наборы. В обычных компаниях рекрутеры в первую очередь спрашивают, не собираюсь ли я в декрет в ближайшее время.

Здесь получается наоборот. Тут говорят, что они приветствуют меня, как человека, у которого может быть личная жизнь, дети. В офисе компании есть комнаты матери и ребенка. В IT-сфере создают условия, когда у женщины не возникает проблем с тем, что она мама, и она может реализовываться как профессионал и личность.

– Я очень рано родила ребенка, в 18 лет, поэтому все процессы и жизнь всегда были организованы: нужно было и учиться, и работать. У меня было много мотивации, чтобы двигаться вперед и не сидеть на месте. Я поняла, что нужно уметь делегировать не только на работе, но и в семье.

Мне везло с людьми, которым я могла отдать часть бытовых проблем. У меня была няня хорошая, я спокойно работала. Были помощница по дому, водитель, если необходимо. Нельзя делегировать походы на дачу, в театр, время с детьми и мужем. Время, проведенное с семьей, должно быть ярким и насыщенным. Иногда просто спокойным.

– Так вышло, что я посвятила работе все время. Детей у нас нет, но есть две овчарки. Я не чувствую нехватку времени, потому что не наемным работником быть легче. Нет жесткого графика, поэтому я нахожу время и для семьи, и для спорта, и для собак, и для работы.

– Это очень тяжело. Я не «глянцевая» мама, которая показывает, что дети причесаны, дом блестит, на столе три блюда, бизнес успешный. Это все мираж. Нельзя в это верить. Если один-два раза в неделю я успеваю приготовить еду – это идеальный день.

Первую дочь практически воспитала моя мама. Шесть лет назад, когда я только начала выходить на объемы, она взяла ребенка на себя. Муж, брат тоже не оставались в стороне, помогали.

Без помощников делать бизнес и успевать по дому нереально. На работе у меня тоже есть личный помощник, чтобы сфокусироваться на главном.

– Получается не так, как ты себе представляешь. Каждый день работаю над собой, обращаю внимание на женщин, честно рассказывающих о возникающем чувстве вины, о трудностях и о том, как они их преодолевают. Регулярно учусь расставлять приоритеты.

Не так просто изменить программу, сформированную человеком, абсолютно влюбленным в свое дело, но это самое действенное. Сейчас учусь с книгой Стивен Кови «Главное внимание к главным вещам».

Как вы и бизнес переживаете кризис и самоизоляцию?

– Поскольку Viber – это digital-бизнес, то в самоизоляции такие компании чувствуют себя хорошо: увеличилось количество новых пользователей, количество звонков и отправленных сообщений. Модель монетизации у нас рекламная, пока мы прогнозируем небольшое снижение затрат клиентов онлайн-рекламы: рынок замер, рекламодатели не знают, когда люди снова начнут активно потреблять товары и услуги.

Мы предприняли ряд шагов для роста аудитории в кризис: увеличили количество участников групповых аудиозвонков до 20 человек, чтобы можно было общаться с коллегами на удаленке, а в ближайшие недели запускаем групповые видеозвонки, чтобы можно было делать полноценные видеоконференции. Также мы активно развиваем версию Viber для компьютера, где уже сейчас можно отправлять сообщения, звонить и транслировать экран.

Лично я уже 3 месяца нахожусь в изоляции на удаленной работе дома, и порой это бывает тяжело, но надеюсь, что скоро этот период закончится, и мы все сможем встретиться с друзьями и родными.

– Я. Счастливый. Человек. Кажется, я все ответы начинаю с этой фразы. Сейчас живу в родительском доме в Коломне. Утро начинаю с завтрака в беседке в саду. При хорошей погоде могу поработать во дворе.

Я вышла на работу в «Яндекс» уже в период самоизоляции и не видела ни одного своего коллегу, так сказать, в аналоговом виде. Но это не стало проблемой, т. к. в компании есть вся инфраструктура для удаленной работы.

– Я вижу, как наша компания перестроилась на удаленную работу и доставку. Мы оказались в том сегменте рынка, который очень востребован сейчас. То, что делает команда, безусловно несет социальную ценность. Курьеров и сотрудников складов я считаю просто героями, на их плечи легла большая нагрузка.

Думаю, что работа «на удаленке» для Москвы, как и других мировых столиц – нормальное решение и формат будущего. Это экономия энергии и времени в пробках, повышение эффективности. Конечно, не хватает тимбилдингов, брейнстормингов, креативных встреч, которые приносят новые эмоции и идеи. Надеюсь, со временем это вернется в каких-то новых форматах.

– Мы подготовились к изоляции еще до момента, когда был объявлен режим самоизоляции. Мы за неделю до этого организовали процесс с подписанием документов, переносом компьютеров. С 23 марта уже работали дома, соорудив виртуальный офис на геймерском интерфейсе Discord.

Когда нас спрашивают, в чем вы работаете, мы говорим, что в «Дискорте». Все удивляются, но софт очень удобный, потому что он потребляет мало трафика, можно имитировать офис, есть видеосвязь, контроль посещаемости.

– У меня изначально бизнес построен на антикризисной модели. Что бы ни произошло в экономике, первое, на чем это отражается – туризм: курсы долларов, экономика, санкции, например, не так давно, в январе 2020, Персидский залив перекрыли и многое пришлось перекраивать.

Когда в Азии начался коронавирус, мы искусственно снизили объемы продаж, а с марта 2020 не продавали туры вообще. Еще тогда мне показалось, что проблема дойдет до Европы. Зато сейчас у нас нет кризиса тех масштабов, с которыми столкнулись другие компании.

Важно то, что мы не в массовом сегменте, а в люксовом. Есть операционный офис, но мы составили такой договор аренды, который защищал бы наши интересы: в случае любых эпидемий, кризисов, форс-мажоров я не оплачиваю аренду. Мы восстановимся быстрее всех, так как наша аудитория, возможно, откажет себе в покупке вещей и предметов роскоши, но обязательно поедет отдыхать. И по количеству запросов на лето-осень, которыми мы завалены уже сейчас – это прослеживается четко.

– Безусловно, это серьезное испытание для бизнеса. Массовый переход в онлайн совершенно стер границы. Раньше так свободно мы передвигались физически, но иногда было трудно собрать партнеров online-встречи. Сегодня все совершенно наоборот: в работе использую доступные платформы, никаких ограничений не чувствую.

Я с семьей практически сразу ушла на самоизоляцию. Минимизировался лишний «шум». Благодаря переходу в онлайн появилось значительно больше времени на общение с родными людьми, чтение книг.

Заключение

После таких историй, мы в TexTerra уверены, что девушкам не стоит беспокоиться за свое будущее. Да, существует множество проблем, которые трудно решить в одиночку. Ясно одно, добиться можно любых высот. Вера в себя, отличное образование и хорошая команда – залог успеха любого проекта.

© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.
Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Оцените материал:
Обгоните конкурентов в онлайне. Мобильное приложение под ключ: от разработки ТЗ до продвижения. Посмотреть
Оставь заявку на бесплатное онлайн-обучение
до 1 апреля
00:00:00
Подробнее
До старта онлайн-интенсива
«Продвижение в Instagram» осталось:
00:00:00
Записаться
При заказе SMM до 31 октября дарим
3 варианта оформления сообщества!
Подробнее
Чертовски низкие цены на все онлайн-курсы от
TexTerra с 29 по 31 октября
Подробнее
Готовая база знаний
для начинающего
интернет-маркетолога
Такую информацию продают за деньги,
а мы отдаем БЕСПЛАТНО!

Я согласен на обработку моих персональных данных

Спасибо, база направлена на вашу почту!
МИЛЛИОН ГОДНОТЫ
Дарим подборку огненных материалов по интернет-маркетингу: кейсы, интервью, советы по SMM, полезные видео и не только.
получить
Скидка 20%
на все онлайн-курсы от TexTerra
к курсам
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать звонок:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать услугу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных