Рассылка по интернет-маркетингу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных

Цифровизация о двух концах: как пандемия порождает неоднозначный «онлайн всего»

25 мая 2020 Владимир Лакодин
Время чтения: 12 минут Нет времени читать? Нет времени? 1 комментарий
Отправим материал вам на:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Цифровизация о двух концах: как пандемия порождает неоднозначный «онлайн всего» Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»
Несчастье, как говорится, помогло. Внезапное распространение по миру нового респираторного вируса заставило экономики развитых и развивающихся стран цифровизироваться невероятными темпами. Когда через несколько месяцев (или лет) мы наконец без опаски выйдем из добровольно-принудительной изоляции, то не узнаем окружающий экономический ландшафт.

И это будет палка о двух концах. С одной стороны комфорт потребления возрастет. С другой – бизнес и государства будут знать о нас слишком много.

Первыми на пандемическое искажение поведения людей среагировали азиатские банки. Жесткий карантин в Китае буквально заставил местных банкиров что-то придумывать на лету. Например Ping An Bank оперативно впихнул в свое клиентское мобильное приложение максимум услуг – как базовых, так и по управлению активами, страхованию, обмену валют или обучению инвесторов.

Банк DBS в Сингапуре пошел дальше – например, он предоставил клиентам возможность получить бесплатный медицинский страховой полис, специально заточенный под риск заражения COVID-19. Также были организованы услуги онлайн-консультаций с врачами. И даже онлайн-уроки для детей. Казалось бы, где банковское дело, а где здравоохранение с образованием? Тем не менее управленцы DBS воспользовались ситуацией, чтобы временно зайти на «чужую территорию». Кто знает, уйдут ли они с нее, когда пандемия закончится.

В Южной Корее (стране и так донельзя цифровизированной) карантин был не таким авторитарным, как в Китае или Сингапуре. Однако банкиры тоже с большим рвением ускорили внедрение цифровых услуг.

Как заметил специалист по финансам Корейского центра международных отношений Ким Ви Дэ,

«…до появления коронавируса финансовые компании в основном подходили к оцифровке с точки зрения затрат, но теперь потребность в трансформации чрезвычайно возросла и основывается на потребительском спросе на мобильные транзакции».

Спрос на мобильные транзакции – отметим это смысловую точку для себя. Но будем смотреть шире: из-за вынужденной социальной изоляции резко вырос спрос на удаленные транзакции в принципе. Неважно, какое устройство при этом используется. Например, «браузерные» транзакции в веб-версиях сервисов, магазинов и госуслуг тоже стали очень важны.

Что происходит с цифровизацией бизнеса в России

С поправкой на отечественные особенности то же, что и везде. Как рассказала РБК директор управления «Цифровое производство» компании Siemens в России Жанна Шалыгина,

«Один из очевидных уроков новой реальности – нецифровые активы, не интегрированные в цифровые экосистемы, в одночасье оказались выпавшими из экономических цепочек».

Российский бизнес, до 2020 года остававшийся консервативным, ищет быстрые способы выйти в онлайн. Это уже не кажется хипстерской причудой, а стало вопросом выживания.

В стране с начала года фиксируется серьезный рост спроса на облачные сервисы для предпринимателей и компаний: виртуальный офис, виртуальный рабочий стол, SaaS-приложения, виртуальный центр обработки данных, резервное копирование и т. п. (по данным Softline и РБК).

Зампред правления банка ВТБ Вадим Кулик сообщает, что из-за пандемии в феврале 2020 года банку пришлось за три недели провести реорганизацию (в том числе цифровизацию) операционной деятельности, которую ранее планировалось завершить лишь в 2021 году.

За несколько дней был налажен обмен данными с налоговой на основе блокчейн-системы, который потребовался для автоматизации выдачи бизнесу «карантинных» кредитов на зарплаты.

Но парадоксальным образом в российской IT-индустрии, которая по идее должна обеспечивать всю эту цифровизацию, тоже возникли кризисные явления. В отрасли в 2020 году могут остаться без работы до 20 000 программистов (по оценке компании «Руссофт»).

Связано это… с заморозкой бюджетов на IT-решения государственными и крупными частными структурами.

Как такое может быть? Ведь цифровизация вроде бы ускорилась? Оказывается, огромный половник дегтя вкладывают в бочку меда пострадавшие от карантинных ограничений логистические, туристические и транспортные компании. Оказывается, очень много отечественных софтверных фирм работали по экспортным подрядам, а международные компании-разработчики, которые их раньше нанимали, из-за пандемии стали искать более дешевых программистов.

В апреле 2020 года в России упало число тендеров на «заказную» разработку – примерно на 25 %. Вероятно, это связано с тем, что не вся подряд цифровизация сейчас актуальна. Роста можно ожидать лишь там, где речь идет об упомянутых выше удаленных транзакциях. И там, где происходит выведение офлайн-бизнеса в сеть.

Насколько все серьезно для «не цифрового» бизнеса

На днях уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов представил данные мониторинга «Мнение малого и среднего бизнеса о мерах государственной поддержки в период эпидемии коронавируса». И это мнение, прямо скажем, отчаянное. По сути, оно не про «поддержку», а про реальное положение дел.

Опрос был проведен 19 мая и по выборке вышел довольно представительным: в нем приняли участие 2 055 компаний из 85 российских регионов. Из результатов опроса мы узнали следующее:

  • 38,9 % представителей МСБ отметили снижение финансовых показателей;
  • только 13,4 % респондентов уверены в том, что их предприятие сможет продолжить работу;
  • на 19 мая лишь 32 % предпринимателей заявили о частичном возобновлении деятельности своих компаний;
  • 35,7 % сообщили, что работа их бизнеса по-прежнему остановлена;
  • 55,6 % отметили, что падение спроса на их продукцию и услуги за январь-май 2020 года составило 50 % и более по сравнению с аналогичным периодом прошлого года;
  • 55,1 % оценивают меры поддержки МСБ , принятые федеральным правительством, скорее отрицательно или отрицательно. Положительно к предложенным мерам отнеслись 6,6 %, «скорее положительно» – 21,2 %.
  • 39,1 % сообщили о систематических неплатежах со стороны контрагентов;
  • только 6,1 % предпринимателей назвали положение своих компаний стабильным;
  • 53 % считают свое положение «катастрофой» или «кризисом». 62,2 % полагают, что шансы их компаний выжить после пандемии не превышают 50 %.

Что будет с теми компаниями, которые не смогут в быстром темпе организовать поставку своих товаров и услуг онлайн, прогнозировать нетрудно – они закроются. К сожалению, большое число бизнесов просто не может работать без очного общения с потребителем (салоны красоты, общепит с культурной программой, event-агентства и т. п.).

Если рестораны еще могут организовать доставку готовой еды, и некоторым это успешно удается, то как быть, например, массажистам? Что делать концертирующим музыкантам? По меткому выражению одного из работников event-сферы, им остается только молиться.

Увы, наиболее рациональным способом выйти из ситуации для заметной части российского малого бизнеса является закрытие. В зависимости от степени закредитованности предприятия и количества долгов по налогам оно может быть организовано в широкой вилке вариантов от «всё остановить, всех полюбовно уволить и переждать» до «провести процедуру банкротства» (для ИП – личного банкротства), когда «коронавирусный» законодательный мораторий на проведение этих процедур завершится.

Банкротство болезненно, унизительно, но не смертельно. Жизнь продолжается и после него. Со временем вирус займет место «обычного» ОРВИ, мутирует в менее опасные штаммы и экономика снова «откроется».

Потребители, соскучившиеся по кафе, кинотеатрам, концертам, тусовкам, коворкингам и прочим квестам в реальности, ринутся развлекаться и шляться. Денег у них будет поменьше, чем в 2019 году, но жизнь снова засияет красками.

Но какой она будет? Сплошь «цифровизированной» и полной… слежки

Бизнес непременно выстроит более эффективные, чем теперь, экономические цепочки с большой, а может быть и определяющей включенностью «цифры». Спрос на удаленные транзакции, скакнувший в период пандемии, вряд ли вернется к докризисным значениям.

Купить все что хочешь онлайн, управлять своими финансами, образованием, развлечениями со смартфона или ПК – это комфортно. Кто это распробовал, к дедовскому офлайну не вернется.

Однако в будущем в полный рост встанет новая проблема. Цифровизированный бизнес станет принудительно узнавать о потребителях все, до чего сумеет дотянуться. И это можно смело назвать темной стороной цифровизации.

22 мая 2020 года автор этих строк не смог узнать баланс своего мобильного при помощи привычной USSD команды. Оператор связи отключил эту функцию и настоятельно предложил либо зарегистрироваться в личном кабинете на сайте, либо установить приложение на смартфон.

После небольших поисковых метаний удалось узнать, что пока этого можно избежать – осталась возможность послать SMS на короткий номер (конечно, платное, в отличие от USSD) и получить сведения о балансе в ответ. Однако не нужно быть Вангой, чтобы понимать – скоро отключат и эту функцию.

Почему такое происходит? Потому что бизнес хочет знать о потребителе как можно больше. А его браузерная активность и особенно активность в мобильных приложениях – это лакомый кусочек информации.

Многие ли потребители при установки ПО на смартфон обращают внимание на то, какие права требует себе то или иное приложение? Меж тем, их владельцы предпринимают все усилия, чтобы таких прав было как можно больше – от сбора контактов клиента (телефонных номеров и почтовых адресов) до прямого доступа к камере устройства.

Легкомысленное отношение публики к тому, что она устанавливают на свои мобильные устройства, приводит к тому, что люди поставляют частным компаниям гигантские массивы данных о себе – от маршрутов перемещения до дней, когда у женщин наступают месячные, а мужчин, скажем, запои.

К сожалению, даже самоограничение в установке удобных приложений на смартфон и желание ограничится лишь браузерной потребительской активностью от слежки не спасает. Когда мне в первый раз пришло письмо от «Озона»: «Владимир, у вас заканчивается пудра *brandname*», я слегка опешил. Какая, к дьяволу пудра? Выяснилось, что да – покупал жене…

К чему привело становящееся все более популярным добровольное и вынужденное онлайн потребление – вы только вдумайтесь. Кто-то на стороне продавца подсчитал среднее время расхода женщинами пудры, если упаковка имеет такой-то объем. Исходя из этих данных запрограммировал напоминание покупателю. Даже мило с одной стороны.

А другой – будет ли мило, если онлайн-продавцы благодаря нашей цифровой активности узнают о лекарствах, которые принимаются в наших семьях (соответственно, о наших недомоганиях и хронических заболеваниях), о том, чему учатся наши дети, о наших жилищных условиях, о частоте секса (и составе его участников) и т. п?

Отношение к этому у российского потребителя можно условно разделить на три вида: а) «Ачётакова?», б) «Не, не слышал» и в) «Я против вторжения кого бы то ни было в мою частную жизнь».

Первым и вторым хочется сообщить: ускоренная пандемией «цифровизация всего» неминуемо приведет к сжиманию приватного пространства больших масс людей.

Остановить аппетиты бизнеса в этом можно только законодательно. Но мы живем в России, где вторжение в частную жизнь является чуть ли нормой. Недалек тот день, когда бизнес будет принудительно собирать самые чувствительные данные потребителей, а государство принудительно же изымать их у бизнеса под внешне благовидными предлогами.

Это вовсе не кликушество и галлюцинации воспаленного мозга автора, сама логика событий подталкивает к такому прогнозу. И тем, кто имеет обыкновение думать о завтрашнем дне, стоит уже сейчас вырабатывать новую личную «цифровую гигиену». Пора закупать на всю семью «цифровые маски и перчатки».

Комфорт цифровизации – палка даже не о двух, а о трех, о пяти концах. Тем, кто желает свою частную жизнь сохранить в той или иной степени неприкосновенной, придется частью этого комфорта пожертвовать – ходить в банки ногами, покупать лекарства за наличные и желательно там, где не пишутся на камеру разговоры с фармацевтами (а они много где пишутся – проверено лично).

Возможно, стоит избегать получения цифровой подписи, хотя такая штука удобна.

Возможно, вообще все свое потребление, деловую активность и управление семейными материальными активами стоит разделить на две части: то, о чем пусть знают, и то, о чем мы говорим только на кухне.

Всему этому нам (или самым умным из нас) предстоит учиться прямо вот в ближайшем будущем. В России уже ушла в прошлое банковская тайна, отступает перед напором госорганов врачебная тайна. Скоро дело дойдет до самых интимных тайн. И, увы, кому попало их будут выдавать сами же россияне.

© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна.
Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Оцените материал:
Комплексное продвижение – самый эффективный метод продвижения в интернете. Посмотрите наши кейсы! Посмотреть
Оставь заявку на бесплатное онлайн-обучение
до 1 апреля
00:00:00
Подробнее
До старта онлайн-интенсива
«Продвижение в Instagram» осталось:
00:00:00
Записаться
При заказе SMM до 31 октября дарим
3 варианта оформления сообщества!
Подробнее
Чертовски низкие цены на все онлайн-курсы от
TexTerra с 29 по 31 октября
Подробнее
Готовая база знаний
для начинающего
интернет-маркетолога
Такую информацию продают за деньги,
а мы отдаем БЕСПЛАТНО!

Я согласен на обработку моих персональных данных

Спасибо, база направлена на вашу почту!
МИЛЛИОН ГОДНОТЫ
Дарим подборку огненных материалов по интернет-маркетингу: кейсы, интервью, советы по SMM, полезные видео и не только.
получить
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать звонок:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Texterra – продвижение в интернете x
Заказать услугу:
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку своих персональных данных