mail@texterra.ru
Заказать звонок
Заказать услугу
Позвонить: 8 (800) 775-16-41
Заказать звонок

Почему в России интернет-активизм – это борьба без поддержки большинства

Почему в России интернет-активизм – это борьба без поддержки большинства Редакция «Текстерры»
Редакция «Текстерры»

Онлайн-активизм – сравнительно молодое явление. Политическая и социальная деятельность радикально преобразилась за последние полвека: интернет изменил все.

Ну сколько мы в России живем с более-менее повсеместным интернетом? Двадцать лет? Интернет успел плотно прорасти в жизнь, но мы как-то не успели осознать этот факт. Что компании, считай, не существует, если ее нет в соцсетях. Что блогер – это полноценная профессия. Что нам больше вообще не нужно ничего помнить, потому что Гугл тут, рядом. Что пост в соцсети может изменить жизнь миллионов людей.

Интернет – часть реальности, и он более чем способен на нее влиять. То, что происходит в интернете не остается в интернете.

Что такое интернет-активизм

Интернет-активизм – форма общественной деятельности в виде публикаций в соцсетях. Это статьи и гайды, обучающие материалы и зажигательные пассажи, призывающие к чему-нибудь. Флешмобы, акции, марафоны. Цель – та же, что у подобной активности в реальности: привлекать внимание к проблеме, обучать, помогать, организовывать сборы средств.

Активизм (любой, и в частности онлайн) – это не обязательно что-то условно «хорошее». Хороший или плохой – вообще понятие относительное. Грубо говоря, как активисты против закона о домашнем насилии, так и активисты за закон о домашнем насилии, как пролайф, так и прочойс, считают, что они борются за что-то разумное, доброе и вечное в рамках своей этики.

Когда я говорю об активистах, я автоматически подразумеваю свое поле – антифашизм, феминизм, антимилитаризм, поддержка ЛГБТ+ и сходное ценностное поле. Но забывать о существовании огромного пласта националистских активистов, защитников традиционных ценностей и других альтернативных взглядов тоже не стоит.

Отменяет ли интернет-активизм деятельность в реальной жизни? Нет. Пикетные очереди анонсируют и организуют онлайн, курируют митинги, распространяют информацию о времени и согласовании. Зазывают на мероприятия. Великое преимущество интернет-активизма в том, что у автора есть неограниченный доступ к аудитории в короткое время. То, что в XX веке требовало месяцев организации с печатью и распространением листовок, делается в два клика.

Вторичен ли интернет-активизм по отношению к офлайн-активности? Нет. Есть много вещей, которые невозможно реализовать в интернете: можно написать тысячу постов, а волонтеры в приютах нужны вполне реальные. Но интернет-активизм необходим, когда нужно донести мысль, просьбу или информацию до большого количества людей.

Как интернет-активизм меняет реальные жизни (зачем стараться?)

Я знаю, как интернет-активизм меняет и спасает жизни людей. Как массовая огласка, привлечение внимания и поддержка могут защитить человека от государства, спасти из тяжелого абьюза, мотивировать лечить тяжелые заболевания, проработать свой опыт.

В октябре 2016 года онлайн-расследование группы людей на 2ch привлекло внимание к хабаровским живодеркам, которые позже были привлечены к суду.

В том же 2016 году онлайн-флешмоб из Украины #янебоюсьсказать вызвал огромную волну обсуждения харассмента, изнасилований и виктимблейминга.

Международная акция #удепрессиинетлица привлекла внимание к ментальным проблемам и изменила отношение к психическим заболеваниям, снимая с них стигму.

Флешмоб Дарьи Агений #саманевиновата вытащил сор из избы – поднял разговор о безопасности и о праве защищать собственную жизнь женщинами. Дарья отбивалась от насильника ножом и попала под суд по причинению вреда здоровью. Дарью оправдали!

#дайтемнедышать – один из недавних крупных флешмобов. В рамках программы импортозамещения государство прекратило закупку жизненно необходимых лекарств для людей, больных муковисцидозом. Десятки крупных блогеров выложили публикации с требованием вернуть людям воздух

Как создаются подобные акции? Иногда это спланированная кампания, когда заранее, например, готовится фотосессия, привлекаются крупные блогеры, назначается дата старта. Иногда – стихийная поддержка хэштега, который становится вирусным.

К чему это приводит? Зависит от изначальной цели акции: привлечь людей рассказать свои истории и узнать чужие или добиться от государства каких-то действий – как, например, в случае с #дайтемнедышать или с кампанией в защиту сестер Хачатурян. Гласность – огромная сила. Втихушку провести вредный закон или осудить человека легче, чем когда к процессу приковано внимание миллионов людей.

Отношение общественности к интернет-активизму (шли бы лучше в шахты)

Отношение к активистам и волонтерам в России оставляет желать лучшего: «вам что, больше всех надо», «говно на вентиляторе», «лучше бы работать пошли». Отношение к интернет-активизму собирает и умножает весь этот спектр. Сидите в своем интернетике, посты пишете, лучше бы <нужное вставить>. Самое неприятное – ты и сам начинаешь в это верить. Принижать собственные достижения, считать свою работу бесполезной и недостаточной. Синдром самозванца – и так спутник каждого активиста, но если ты занимаешься преимущественно или исключительно онлайн деятельностью, ты живешь с ощущением, что ты не делаешь вообще ничего. А окружающие с энтузиазмом поддерживают это ощущение.

Должен ли активист работать бесплатно? Это ведь гуманистическая работа ради лучшего мира – а тут уж или лучший мир, или деньги. Но гуманизмом сыт не будешь. Активистская деятельность – это огромный пласт работы: создание материалов, организационные задачи, все это требует времени. Многие блогеры-активисты монетизируют свою медийность – создают инфопродукты, мерч, продают рекламу. И падают в новое болото осуждения.

Что бы ты ни написал и какую бы тему ни затронул – все проплачено, все ради хайпа и охватов. Не выкладывай фотографий с голым телом – как ни стыдно, о серьезных вещах пишешь. Выкладываешь абстрактную архитектуру – пост пролистывается и не собирает охвата, и что бы ты ни написал, этого просто не увидят. Выкладываешь информацию о сборе – заплатили. Не выкладываешь – не заплатили, а без денег даже напрячься не можешь. Просишь помочь репостом – хочешь бесплатно продвигаться. Репостить чужие публикации – реклама.

Работа должна оплачиваться. Активизм – не та сфера, где ты радостно ныряешь в золотые горы. Есть блогеры-активисты, которые зарабатывают очень много на своей медийности, но в абсолютном большинстве случаев деньги им приносят не социальные проекты, а соседние.

Деньги – это ресурс, а активистская деятельность – работа. На работу нужно время. Невозможно развивать социальные проекты, если ты в панике мечешься из стороны в сторону и ищешь, чем бы заплатить за квартиру. Не говоря уже о том, что сама по себе медийность требует вложений: что толку от твоей работы для людей, если видят ее два человека. В «Инстаграме», например, нет органического роста. Хочешь развивать площадку – вкладывайся в продвижение.

Публичность и риски (по айпи вычислю)

Интернет-активизм – это очень высокий уровень публичности, что несет свои проблемы. Активисты сталкиваются с негативом и угрозами по всем личным каналам – в комментариях, в сообщениях, треды на других источниках, массовый спам и травля. Это огромное психологическое давление и постоянное фоновое чувство тревоги. Злые комментарии могут перейти в сталкинг, физические угрозы и нападения. Таких историй достаточно. Порноместь, взломы и блокировки аккаунтов – способов надавить на человека, который открывает крупную часть своей жизни не так уж мало.

Как работает онлайн-активизм в России

Не хочется называть это «издержками профессии» – такой подход нормализует хамство, насилие и сплетни как неизбежное зло. «Инстаграм» и другие соцсети развивают внутренние механизмы борьбы с онлайн-агрессией. Но кроме агрессии ты получаешь и огромное количество поддержки и благодарности за свою работу.

Я помню, мне написала женщина лет пятидесяти – редкий гость в моей аудитории. Это было длинное сообщение: она описывала, как начала читать мой блог, как чувствовала глубокий внутренний протест ко всему, что я транслирую, как ее это злило и – как она начала это принимать. Она написала, что смогла пообщаться с дочерью, с которой у них был затяжной конфликт, принять ее образ жизни, подружиться с ней. Как обратилась к психологу и проработала свои ценности.

Ради этого все и затевалось.

Так зачем мы этим занимаемся?

В сущности, потому что не можем не заниматься. Когда я начала вести свой блог в инстаграме, по хэштегу #феминизм всплывало около шестнадцати постов. Это не была хайповая или перспективная тема, тогда в тренде было правильное питание, спорт и стиль. Но я не могла писать о спорте, он меня не зажигал. Нам это нужно – мы высказываемся, несем какие-то идеи и когда нас становится больше, это становится трендом.

И это замечательно – когда общественная активность, вовлеченность в социальные проблемы становится не странным хобби, популярным массовым явлением.

Последние статьи автора:

У этого автора только один материал в нашем блоге.

#
Мнение
© «TexTerra», при полном или частичном копировании материала ссылка на первоисточник обязательна. Нашли ошибку в тексте? Выделите нужный фрагмент и нажмите ctrl + enter.
Хотите, сделаем для вас топовый канал на Дзен? Узнать подробности